Старое Синдрово || Занятия и быт в досоветский период


Занятия и быт в досоветский период

Отмена крепостного права в 1861 году и последующие реформы в стране способствовали упадку натурального хозяйства крестьян. Имея не очень плодородные земли, крестьяне не могли существовать только за счет земледелия. Становилось выгоднее покупать некоторые изделия, чем производить их своими силами. Многие синдровчане стали специализироваться на изготовлении продукции, имевшей спрос на рынке. Домашнее ремесло постепенно перерастает в промыслы. И теперь известно, что синдровчане прославились, например, плетением лаптей, которые пользовались спросом в уездных городах и торговых селах.

Почвенный покров был довольно разнообразен: эта местность преимущественного распространения дерново-подзолистых, светло-серых и серых лесных почв, требующих постоянного удобрения. По этой причине крестьяне требовали более справедливого земельного передела, ибо наиболее плодородные земли давали урожая примерно в 8 раз больше, чем неплодородные. Не случайно весь земельный надел был разбит на пять разрядов по качеству. С самого высокого, первого разряда, с десятины снимали 12 телег озимой ржи, а с пятого, наименее качественного, снимали всего 1,5 телеги, отсюда и стоимость десятины - первого разряда - 514 рублей, пятого - 8 рублей 20 копеек.

По этой причине синдровские крестьяне занимались не только земледелием, но и скотоводством, промышляли охотой, рыболовством, бортничеством и ремесленничали.

Земледелие сельчан было ориентировано на возделывание продовольственных, кормовых и технических культур. Наиболее высокие и стабильные урожаи давала озимая рожь, ее и возделывали больше всего. Из яровых культур распространены были гречиха, овес, просо. Кроме того синдровчане выращивали картофель, горох, чечевицу. Многовековый опыт возделывания различных культур научил наших земляков их комбинированию, ибо случались страшные неурожайные годы. Например, с 1861 по 1905 годы на нынешней территории республики было 17 неурожайных лет.

Конъюнктура рынка диктовала выбор культур. Цены на зерновые культуры в конце XIX - начале XX века выросли на 50 %. Объясняют этот фактор, кроме неурожая, еще увеличением сельского населения, что влекло за собой сокращение на душу населения посевных площадей. Одна из причин образования села Новое Синдрово тоже кроется в этой причине.

Веками сельскохозяйственными орудиями труда на селе были соха, косуля, деревянный или железный плуг, серп, коса, грабли и деревянный цеп. У зажиточной части синдровчан (которых большевики назвали кулаками-мироедами) были сеялки, веялки и другие сельхозмашины.

Крестьяне Синдрова по сравнению с крестьянами других поселений волости лучше были обеспечены скотом. Выращивали крупный рогатый скот, коней, овец, домашнюю птицу. А вот свиноводство не было популярно. Большинство жителей (89,3 %) держали коров. На 373 двора (1911г.) приходилось 527 лошадей, но 18,2 % хозяйств не имело лошадей, а у 40,5 % хозяйств находилось две и более лошадей.

Скот у синдровчан пасся в общинном стаде, пастух нанимался из однообщинников за определенную плату. В синдровской общине было четыре стада: в двух пасли лошадей, в третьем - крупный рогатый скот и в четвертом - овец.

Так как своего базара в Синдрове не было, крестьяне выращенную продукцию вывозили на продажу прежде всего в Краснослободск и в село Сивинь.

Зажиточные местные крестьяне к 1914 г. имели пивные, калачные, молочные или мануфактурные лавки.

Занимались синдровчане и пчеловодством, а мед продавали на базарах.

Река Сивинь в то время была очень богата рыбой, поэтому крестьяне занимались и рыбной ловлей. Прекрасный лес, окружавший Синдрово, тоже кормил жителей. В лесах обитало многочисленное зверье, росло много ягод, грибов. Все это помогало крестьянам в неурожайные годы.

Но синдровчане, как уже отмечалось, занимались не только земледелием. Подворная перепись крестьянских хозяйств 1911 г. показала, что 162 двора (43,4 %) вели какое-либо промышленное хозяйство. В основном они были связаны с обработкой дерева и растительных волокон. В селе на этот момент были три кузницы (автор этих строк гордится тем, что одной из кузниц владел его дедушка - Иван Кирдяшов), два кирпичных, три веревочных и один дегтярный «заводик».

В Старом Синдрове был развит также экипажный промысел. Здесь изготовляли простые дровни, возовые сани, кошни для выездов на свадьбу, в госта. Крестьянские хозяйства также изготавливали бочки, дуги, лапти, рогожные кули, мочалки, валенки, лопаты и многое другое.

Промысловая работа в основном ложилась на плечи мужчин, а пухопрядение и вязание теплых вещей - на женщин. По данным той же переписи, более 200 мужчин занимались каким-либо промыслом, а еще 122 мужчины - торговлей.

В селе развит был и отхожий промысел. Начиная с конца XIX в., ежегодно из села уходили на заработки более 100 человек (на железную дорогу, на строительство. Как отмечали выше, синдровчане подрабатывали и на ближайшем винокуренном заводе. Старосиндровский винокуренный завод был одним из двух крупных предприятий подобного типа. Его продукция довольно высокого качества поступала в разные уголки России. Так в рапортах земского суда от 3 февраля 1818 года содержатся прошения чиновника 12 класса Егора Мемера о доставке спирта в Санкт-Петербург.

На работу уходили в Саратовскую, Астраханскую губернии. На судоходных реках - Мокше, Суре, Волге - занимались бурлачеством, доставкой груза, плавали аж по Амуру. Некоторые синдровцы занимались извозом. Мой дед по материнской линии имел прекрасных лошадей и вплоть до революции занимался извозом.

Кстати, общинная форма землепользования в Синдрове функционировала до начала 30-х годов XX века. До Октябрьской революции 1917 г. высшим органом самоуправления в Синдрове был сельский сход. В состав схода, как правило, выбирались наиболее авторитетные, трудолюбивые, справедливые сельчане. На сходах решались жизненно важные для синдровчан вопросы: выборы сельского старосты, управленческий персонал волости, арендные договоры, уплата налогов, «помочи» - организации помощи односельчанам, строительство и ремонт общественных мест,, организация и чистка улиц, строительство и ремонт дорог и мостов, опека над сиротами и др. Управленческий аппарат схода состоял из сельского старосты, сборщика налогов, писаря, десятского.

Сельский староста отличался своим примерным поведением, зажиточностью, опытом. Выбирали его на три года, жалованье его в год составляло 60 рублей. Выборы были вполне демократичными, говоря современным языком. Обязательна была альтернатива: кандидатур было несколько. Переизбирать старосту могли только в том случае, если он сильно болел или же бездельничал. Все выборные лица были подотчетны сельскому сходу, который принимал решения двумя третями голосов. Кстати, выборными должностями считались еще вахтер общественного магазина, пожарный староста, помощник десятского, караульщики полей, лесов, а также уполномоченные для присутствия на волостных сходах.

Выборная компания заканчивалась выпивкой. Надо еще отметить и тот факт, что выборы не обходились без своего «лобби», так называемых толкачей, которые под держивали ту или иную кандидатуру на выборную должность. Состав сельского схода в основном состоял из лиц старшего поколения, только после революции членами схода были и молодые люди.

В среднем согласно смете расходов на содержание дорог, ночных караульщиков, пастухов, а также на уплату старосте, сборщику налогов, школе, церкви получалось по 65 копеек на душу населения. А за все платежи, в том числе и государственные, синдровчане платили в среднем по 3 рубля 90 копеек.

Эффективность работы схода подтвержают, например, такие факты: сход регулировал вырубку леса. Массовые порубки производились только один раз в 20 лет, но прореживание - каждый год. Сбор орехов, ягод тоже регулировался сходом.

Синдровские крестьяне были лучше обеспечны земельными наделами, чем соседи, ибо они были государственными крестьянами, им полагалось 10 десятин на ревизскую душу. Если в целом по уезду надел составлял 5,1 десятин, то в Синдрове - 9,4 десятин, то же и с лесом.

Мы уже отмечали, что рождаемость в Синдрове была очень высокой, поэтому к началу XX века в общине наблюдалась резкая нехватка земли: население удвоилась, а земельный надел остался прежним и равнялся 4565 десятинам. Сравните: 1864 г. на едока приходилось 3,46 десятин надельной земли, в 1911 г. - 1,74 десятины. Такое положение дел толкало синдровчан больше уделять внимание ремеслам, кустарному производству, раскорчевке кустарников, осушению болот, а многие совсем покидали родное село.

Крестьянская община строго следила за соблюдением культуры земледелия. Так, общиной была принята трехпольная система. Первое поле засеивалось озимой рожью, второе - разными яровыми посевами, третье оставлялось под пар (примерно 38 %).

Довольно справедливо община использовала количественные и качественные переделы, так как почвенный покров Синдровской дачи был довольно пестрым. Поэтому община могла изменять не только число полос, их ширину и длину, но также качественный покров, состоящих, как мы уже отмечали из пяти разрядов. Такие переделы с конца XIX в. производились один раз в 8 лет. Частые переделы, по мнению сельчан, не способствовали повышению качества земли, тем более синдровчане научились удобрять не очень качественные земли. Не случайно поэтому, что каждые восемь лет в Синдрове с большим шумом проводились мероприятия по переделам.

Система хозяйствования соблюдалась довольно строго. Время, когда надо было удобрять землю, пахать, сеять, убирать урожай и т.д устанавливалось сельским сходом, то есть обязательным для всех общинников. Правда, были и исключения - это купчие земли, здесь хозяин мог самостоятельно выбирать, что сеять, когда убирать.

У общины был и неразделенный фонд (7 десятин земли), который ежегодно сдавался своим однообщинникам. Община владела еще двумя водяными мельницами.

Синдровская церковь тоже владела своим паем, который равнялся до середины XIX в. 62 десятинам, а после аграрной реформы - 31 десятинам.

Российская крестьянская община, в том числе и в Синдрове, ведала не только производственными и иными деловыми аспектами жизни сельчан, но и социальными, культурными, нравственными отношениями. Короче, все было под ее контролем, даже личные отношения. Все это способствовало сохранению и воспроизведению культурных особенностей села, традиций, обрядов, которые передавались из поколения в поколение. А синдровские традиции и обряды имели свои неповторимые особенности и в проведении свадеб, похорон, в стиле одежды, в досуге.

Структура семьи старосиндровцев сложилась еще в конце ХУ111 в., как большая патриархальная семья и таковой оставалась вплоть до 20-х годов XX века. Именно с этого времени начинается массовый раздел семей. Главой патриархальной семьи обычно являлся представитель старшего поколения. Он был блюстителем всего семейно-бытового уклада. В функцию главы семьи входило руководство полевыми и другими работами, распределение обязанностей между членами семьи. Он распоряжался всем имуществом семьи. Домашними делами распоряжалась хозяйка. Обычно это жена главы семьи, а в случае ее смерти, старшая из снох. Самое тяжелое положение было у младшей невестки. Она должна угождать старшим снохам, деверям, не говоря о свекрови. При семейных разделах на ее долю по обычному праву не полагалось никакого имущества, кроме приданного, если оно сохранилось. Этнический состав чаще оставался мордовским.

Определенный интерес представляют традиции села в дореволюционное время.

Известно, обрядность любого народа представляет тот слой культуры, который в современных условиях несет основную этническую нагрузку. Ее стержневой основой является устойчивость и традиционность форм.

Крестили тогда всех без исключения. А самое первое крещение мокшане-язычники совершили по преданию, на месте впадения р.Модаевка в р.Сивинь. Новокрещенных женатых тотчас же венчали по обряду христианской веры.

Определенного возраста для вступления в брак у мордвы в старину не было. Сыновей своих женили рано, в 8-10 лет на 20-30-летних девицах. В первой половине XYIII в. закон установил наименьший возраст вступления в брак - 15 лет, но духовенство по-прежнему продолжало венчать малолетних детей. Так, в 1761 г. дьячок со Старого Синдрова донес на местного священника, что «он венчал новокрещенных детей несовершенновозрастных...а именно Иоанна Борисова, Карпа Романова да по-мордовски Тремаса Алексеева 11 летних».

Свадьбы проходили весело, в несколько этапов: сватовство - приготовление к свадьбе - свадьба в доме жениха - свадьба в доме невесты - свадьба в доме жениха после венчания.

Обычно сватовство проходит в один из легких, по мнению синдровчан, дней — это воскресенье, вторник, четверг. В эти дни в дом невесты посылают одного из родственников жениха. Считалось хорошим знаком, если ему встречался по дороге человек что-нибудь несший, если с пустыми руками тогда никакого успеха не будет. Цена за невесту была различной, но не превышала 50 рублей. Тогда же договаривались о дне свадьбы. После этого начинается приготовление к свадьбе.

Свадьба в доме жениха проходила примерно так: собирают гостей, пекут пироги. Каждый пирог имеет свое название и значение, самый большой и важный - это «лувонь кши». Начинка пирога была из 12 слоев. Корку с украшениями сваха забирала домой, а пирог оставался на свадьбу. Пирог «тюй пряка» - свадебный, им встречают молодых и он делится между родственниками невесты.

Свадьба в доме невесты - последний день пребывания невесты в доме родителей. Невеста готовит дом, где должна спрятаться. В этот день ели кашу, укладывали приданное. По традиции, молодая не должна садиться за общий стол до появления ребенка (записано со слов учительницы Старосиндровской средней школы Татьяны Федоровны Тишкиной).

Автор-составитель: КИРДЯШОВ ВАСИЛИЙ ФИЛИППОВИЧ, 2008 г.