Старое Синдрово || Краткая история села


Краткая история села

В северо-западной части Республики Мордовия в одном из живописнейших мест Краснослободского района вот уже 380 лет стоит село Старое Синдрово. Раньше село выглядело совсем иначе. Группа бедных крестьянских хижин, широко раскинутых по краю высокой для этих мест горы, - это Красная Слобода, история которой такая же древняя, как и Синдрова. Широкой лентой вьется светлая полоса реки Мокши. А за ней, по полянам большого дремучего мокшанского леса, разбросаны мордовские некрещенные деревни, среди них - Мордполянки, Синдрово. Всюду черные лачужки, огороженные плетнем и соломой. Высунувшаяся труба из крыши здесь - крайняя редкость. Внутренне убранство избы схоже с видом самого дома. Патриархальная простота царила во всем. Здесь справляют праздники с брагой и дракой, молятся своим богам. Имелись и места для этих молений. По семь семей ездят в одни ворота, спят и едят, сколько полезет, любят с детства свой край родимый, а в случае большой невзгоды бросают свои дворы и семьями убегают искать счастье на стороне. Будучи неграмотными, мордва создавала себе богов ветра, солнца, грома и молнии. Для принесения им жертв, существовало священное место (жертвенник), которое находилось за дамбой (ныне на этом месте находится нефтебаза). На этом священном месте росла высокая, раскидистая липа, которая тоже считалась священным деревом, и рвать с нее листья и ветки считалось большим грехом (в настоящее время на этом месте находится нефтяная база бывшего колхоза (совхоза). Около нее и был сделан жертвенник, который представлял собой место, обложенное камнем. Недалеко от жертвенника находилось возвышение, на котором стояли фигурки богов, сделанные из камня, кости, дерева и т.д. В праздничные дни здесь устраивались гулянья с танцами, песнями. Сюда же приходили люди пожаловаться богам на свою судьбу и молили о помощи. И сейчас там растет дерево, на месте луга - посевы. Синдровчане, к сожалению, потеряли интерес к этому священному месту. Очевидно и на этом месте следовало бы соорудить памятный знак, как и на месте крещения синдровчан.

О том, когда точно появилось наше село, достоверных данных, к сожалению, не так много. Археологические исследования, проведенные на данной местности в 50-х годах XX в. под руководством М.Ф. Жиганова, показали, что стоянке людей здесь не менее шести тысяч. Первое поселение было расположено на правом берегу реки Сивинь примерно в 300 метрах от восточного конца пос. Пугачевка, второе - в пойме реки Сивинь в 400 метрах от южного конца пос. Большевик. В настоящее время они, к сожалению, разрушены пахотой. В ходе археологических раскопок и на пашне археологами были обнаружены обломки лепной остроконечной керамики с ямочно-гребенчатым орнаментом, кремневые стрелы, скребки и ножевидные пластинки.

В эпоху бронзы (II тысячелетие - начало I тысячелетия до нашей эры) население края увеличивается. Кроме временных стоянок возникают и погребальные памятники - древние курганные могильники. Всего их было зафиксировано пять, которые расположены по прямой линии от поселка Большевик и до восточной окраины села Старое Синдрово. Курганы не раскапывались, и точное время их возникновения не поддается определению.

К эпохе раннего железа (VII в. до н.э. - III в. н.э.) относится Старосиндровское городище. Оно располагалось примерно в шести километрах к востоку от села и в трех километрах к северу от пос. Большевик в овражной системе, образованный речушкой Серебрянкой. Местное название «Городок ляй пря» (ляй - река, пря - голова). Длина городища составляла двести десять метров, ширина - тридцать четыре метра. Здесь имелись три площадки, которые укреплялись валами и рвами. Высота рвов составляла полтора - шесть метров, ширина - четыре-пять метров. В ходе проведения раскопок в 1958 г. М.Ф. Жигановым были найдены обломки лепной керамики с рогожными отпечатками, обломки глиняных пряслиц, кости домашних животных, стрелы и многое другое. На этом месте теперь почти непроходимый лес, все заросло. Раньше сюда приводили школьников на экскурсии, сейчас даже не все учителя-историки знают, где находился этот древний городок.

В 1958 г. производились раскопки могильника, расположенного на левом берегу реки Сивинь напротив пос. Приволье. Этот могильник, по-видимому, принадлежал жителям села Кал-Мал, которые, по мнению синдровского священника конца XIX - начала XX века П. Боголюбова, были переселенцами мордвы-мокша, пришедшими сюда из Темниковского уезда Тамбовской губернии деревни Конопаево в числе 150 душ и расселились в 30 домах. Переселение это совершилось около 1720 года. Прожив на данной местности 20 лет, жители пересилились на правый берег реки Сивинь, где расположено нынешнее Старое Синдрово. Причиной внезапного перехода, якобы, явилась необъяснимая смертность, сельских юношей. Чтобы избавиться от этого проклятия, по совету местной знахарки люди переселились на правый берег Сивини.

Согласно легенде, переезд был непростой: чтобы проклятье не последовало за жителями, надо было прорыть подземный ход под рекой Сивинь, что и было сделано калмалцами. С тех пор мужское население начало увеличиваться.

Согласно документальным свидетельствам, действительной причиной перехода явилась холера, господствовавшая здесь в те годы. Мы склонны считать, что Кал-Мал был отдельным от Синдрова поселением, местонахождение которого пока не обнаружено.

Петербургский И.М.

Побывав в 2008 г. на месте могильника, мы с Иваном Митрофановичем увидели страшную картину: все могилы ювелирно точно раскопаны, причем, эти раскопки проводились в основном осенью прошлого (2007) или весной этого года. Печально, что мы не смогли уберечь их. Так называемые «черные копатели», варвары, прекрасно знали это место, следовательно, кто-то из наших земляков был их наводчиком. И это место запущено, сейчас бы и здесь установить какой-нибудь памятный знак и не дать возможности «гробокопателям» окончательно разорить этот памятник истории Старого Синдрова.

Интерес вызывает название нашего села. Которое раньше называлось Синорово, Синоровка, Синдоровка, Синдорово, Синдрово.

Бытует три версии. Одна из точек зрения по поводу названия села связана с названием реки Сивинь, на берегу которой и располагается Синдрово. По-мокшански Сивинь звучит «севонь», а село как сочетание слов «севонь» и «трва» (берег, губа), дословный перевод которого означает село, расположенное на берегу реки Сивинь.

Гидроним показывает, что река протекает по глинистому (севонь - глина) руслу: «севонь ляй» - глинистая река. Есть и другие точки зрения. Так, священник П.Боголюбов название села связывает с рекой Сивинью и дровами, которые находились за рекой. То есть за рекой Сивинь — дрова, за которыми калмалцам, проживавшим на левом берегу Сивини, надо было ездить.

Первое найденное письменное упоминание о селе относится к 1628 году. Сохранился архивный документ, в котором сообщается, что «Красной Слободы присуду деревни Синоровы у мордвина Качатки Шуватова с братию и с товарищи с поляны с Макужина на Синоровском поле, что средь лесу с пашни сорока чети (20 десятин) обраку и пошлин 26 алтын пол две деньги». То есть к этому времени село существовало, люди занимались производительным трудом, платили налоги. Следовательно, селу гораздо больше лет.

Вторая версия образования села связана с документом, датированным 1659 годом. Так, в «Купчей на продажу» сообщается: «Се аз, Чудай Шиндяпин, Краснослободского присуду, деревни Синоровы мордвин, не из неволи и не из правежа, своею охотою, понадобился мне, Чудаю, деньги на свой обиход, продал есми я, Чудай, свою старинную вотчину, свой жеребей, на реке Явасе, Кяргинской ухожей, Темниковского уезда деревни Плуксовы мордве Чарайке Акшаеву, да Нале Акшаеву ж, да Куче Акшаеву, да Оляке Акшаеву, да Кежевату Худякову, да Отюшке Московатову, да Пошале Беляеву, да Рузману Куляеву, да Тингаю Московатову,да Рауде Молаеву, да Носе Наляпину. А урочище той моей вотчины от посольской дороги наниз идучи, правою стороною до Ачадова, а от Ачадова правою стороною до Еваса, об рубеж с Кешаловской мордвою с Волгутою Ведяевым с товарищи, а от Кешаловской мордвы до Кежеватова рубежа Сряпина поперег Переслятки до посольской дороги, а от посольской дороги наниз идучи правою же стороною до Уреевской вершины правою же стороною об рубеж с Плуковскою мордвою через поля, а от Плуковского рубежа до Кудашова рубежа Полдина, а от Кудашова рубежа до Уреевской вершины вверх идучи правою же стороною с слободскими и темниковскими крестьянами, где их сенные покосы, до посольской же дороги и до Еваской вершины. А продал я, Чудай, той мордве тое свою вотчину, свой жеребий и их детям и внучатам в век без выкупа, с лесом с Кяргинским, и с дубравами, и с полями, и с лугами, и с болотами, и с деланным деревом и неделанным, и с рыбными ловлями, и с перевесьем, и со всяким зверем, и со всяким вотченным угодьем, и со своим бортным знаменем, и с государевым медвеным обраком... А знамя в той моей проданной вотчине поперег дуба три глаза, а четвертый вверху, а другое знамя четыре глаза поперег, а пятый вверху ж. А взял я, Чудай, у той мордвы за то свою вотчину, и за знамена, и за всякое вотчинное угодье 20 алтын....

А на то послуси: Красной С языческих личных имен (мордва была крещена веком позже), которые впоследствии стали названиями населенных пунктов и фамилиями: Качатка, Оляка, Тингай, Чудай, Чарайка и др.

Интересна и третья версия, высказанная синдровским священником П. Боголюбовым в большой статье «Село Синдрово Краснослободского уезда», опубликованной в «Епархиальных ведомостях», издаваемых в Пензе, в 1908 г., в № 18. По его мнению, первые поселенцы синдровских лесных полян были мордвами-мокша и пришли они из Темниковского уезда Тамбовской губернии деревни Конаповой. Переселение было осуществлено в первой четверти XYIII века. Село находилось на левом берегу реки Сивинь, а не на правом, как сейчас, и называлось Кал-Мал, жители которого после 18 лет проживания перешли через Сивинь и объединились с синдровчанами. Письменные источники свидетельствуют, что до прихода поселенцев из Кал-Мала (точнее, наверное, калма-ал, что в переводе означает «ниже могил», кладбища) здесь жили люди, среди них человек по имени Тултай.

История села богата событиями. Достаточно вспомнить участие синдровчан в движении С. Разина и Е. Пугачева. Например, начиная с 1773 по 1775 гг. в Синдрове пугачевцы были четырежды и всегда находили поддержку со стороны жителей села. На территории современной Мордовии был создан отряд под командованием Мартынова, который двигался из Саранска в Краснослободск. Отряд насчитывал 2900 человек. Вначале он пошел на Инсар, а потом на деревню Сивинь, что в 12 километрах от Синдрова. В Сивини им был разгромлен железоделательный завод. Не имея возможности спасти свой завод, его владелец Миляков скрылся в Краснослободске. После разорения завода пугачевцы направились в Синдрово и разгромили винокуренный завод. Большинство синдровчан поддержали отряд.

В документе «Допрос мордвина деревни Маскиной Краснослободского уезда Макарова об участии их (мордвы) в отрядах пугачевцев» говорится, что вместе с рабочими железоделательных заводов уезда храбро сражались «села Синдрова новокрещены, коих было множественное число». Среди них были «соцкой Иван Чегодаев с сыном Егором, Мишка Базаркин с братьями и их детьми Никифором и Осипом, Федор да Вельмака Алямкины, Иван Беляйкин, Пискан Тереватов, Григорий Нежкин, Захар Кривашеев, Родион Вирясов, Семен да Яков Салтайкины, Кудаш Киреев, Петр Черапуин с братом, Надежка Кажев, Максим Мелкин, Алексей да Петр Бояркины, Петр Сюнбаев, Бекан да Кузьма Сюнбаевы, Юртан Иванов, Илья Артемьев» и многие другие. Как видно, в этом документе имена и фамилии уже христианские. В измененном виде многие из этих фамилий сохранились по настоящее время (Алямкины, Базаркины, Бояркины и др.).

Большое событие в судьбе жителей села - это принятие христианства. Оно произошло в 40-е годы XYIII века. Мордва-мокша были язычниками, и немало времени понадобилось, чтобы обратить их в новую веру. По преданию, синдровчане были силой согнаны на место впадения речки Модаевки в Сивинь и здесь был совершен обряд крещения. В селе функционировало три храма, последний из которых был построен в конце XIX века (по архивным сведениям) и в полуразрушенном состоянии сохранился до настоящего времени и продолжает работать.

Здание церкви изначально было каменное, крепкое, с колокольней. Храм посвящен святому и чудотворному Николаю и великомученику Дмитрию Солунскому (кстати, престольный праздник в Синдрове - 8 ноября, в день этого святого-великомученика). Церковь имела в синдровской даче 33 десятины земли. У священника был собственный дом.

Храм в Синдрове с момента создания и по настоящее время играл важную роль, ибо служители храма, кроме религиозной деятельности, многое сделали в сфере образования, просвещения, поднятия культуры и самосознания мордовского народа.

Сохранились некоторые сведения о синдровских священниках. Очевидно, одним из первых священников был Петр Максимов (конец ХУШ - начало XIX в.). В 1795 г. он был рукоположен в сан иерея и поставлен настоятелем в Никольскую церковь с. Старое Синдрово. После смерти (1804 г.) на его место был поставлен его сын Георгий, а второй сын Максимова, Иван, служил в Синдрове пономарем.

Синдровчане с благоговением вспоминают священника Дмитрия Алексеевича Ландышева, который был переведен в Синдрово в 1848 г. и прослужил здесь до своей смерти в 1877 г. Именно он первым открыл в селе сельское училище и с 1850 по 1861 год был его наставником, а в 1860 г. он открывает в своем доме церковно-приходскую школу, в которой основные предметы преподавал он сам, а второстепенные - дьяк Семен Арфасадов. Именно под руководством Ландышева во второй половине 60-х годов XIX в. В Синдрове была открыта начальная школа. В 1870 г. он добился строительства для школы отдельного здания, и вскоре школа была преобразована в начальное земское училище.

После Ландышева синдровским священником становится Александр Максимович Артоболевский, закончивший Пензенскую духовную семинарию. После его смерти (1893 г.) настоятелем синдровского храма становится Павел Иванович Боголюбов, родившийся в 1853 г. в с. Михайловское Краснослободского уезда. Он был не только глубоко уважаемым в Синдрове человеком, но и прекрасным ученым- исследователем, этнографом. Он изучал историю народа и села, быт и нравы мордвы, был советчиком в трудные для синдровчан времена: грандиозные пожары конца XIX в., когда десятки семей оставались без крова и средств существования, болезни, которые косили синдровчан. В большой, довольно интересной, но не бесспорной статье «Село Старое Синдрово Краснослободского уезда», опубликованной в «Епархиальных ведомостях» в г.Пензе в 1906 г., в № 18, он сделал попытку доискаться истоков возникновения села и заселения края мордовским народом, который, якобы, обосновался на левом берегу Сивини только в 1720 году. Очевидно, он не обладал иными данными, которые опровергают его предположение.

Настоятелем Никольской церкви был в последствии и сын П.Боголюбова.

Храм был закрыт в 1929 году. В помещении церкви в разное время располагались школа, мастерские, склады всевозможные и только в 90-х годах XX в. он был снова открыт. К сожалению, до сих пор он не отреставрирован. В 90-е годы настоятелями церкви были: схиигумен Иероним (Вередянкин Иван Яковлевич) - первая половина 1990 г., протоиерей Василий Иванович Лысенков (апрель 1991 г. - май 1995 г.), иеромонах Стефан (Соколов Алексей Геннадиевич) - май 1995г. - август 1995 г., иерей Сергей Николаевич Филин (август 1995 г. - июнь 2003 г.), иерей Владимир Николаевич Сайгин (июнь 2003 г. - по настоящее время).

Следующая веха в истории села - это появление русских поселенцев и образование Синдрова Завода в верхней части села в 1774 году. С этого времени и поныне Синдрова становится двунациональным. В том году по указанию Пензенского губернатора недалеко от Синдрова рядом с селом Долговерясы (по дороге на деревню Мироновка) был построен казенный винокуренный завод. На строительство этого завода власти сгоняли не только мордовское население, но и русских. Очень многие жители села Селищи и деревни Горяши Краснослободского уезда были выселены в Синдрово. После постройки винокуренного завода многие переселенцы остались жить на новом месте. Во время строительства завода техники никакой не было, людям приходилось строить завод примитивными орудиями труда. Уже в конце ХУ111 века завод давал более ста тысяч ведер спирта, где трудились 23 постоянных и 108 сезонных работника. Завод просуществовал до революции 1917 года. Одним из последних его владельцев был Ненюков. К сожалению, сведений о нем в Пензенском госархиве автору не удалось найти. После Октябрьской революции завод был разгромлен и сожжен. Несмотря на жестокую эксплуатацию работников в целом завод сыграл позитивную роль в жизни синдровчан.

Отметим, что совместное проживание русских и мокшан было бесконфликтным. Более того, русская часть населения оказала огромное влияние на мордву в области просвещения и культуры. Часто бывало, что мордва и русские создавали смешанные браки.

Любопытные сведения сравнительного плана сохранились в жизни мордвы и русских нашего села. Так, утверждается, что мокшанин сложен крепче русского, роста среднего, темно-русых более, чем черных. Одежду крестьяне себе шили сами. Небогатый гардероб мордвина состоял из рубахи, портов, изготовленных из белого сурового холста, овчинного полушубка, сотканного из шерсти зипуна, онучей и шапки. С конца XIX в. стали употребляться для шитья рубах крашеные холсты. Особый интерес представляет женская одежда, в ней более устойчивы традиционные черты мордовской культуры. В узорах мордовских вышивок прослеживается символика, восходящая к древним верованиям народа. «Моднее» и краше,чем мужчины, одевались синдровские мордовки. Основной частью женской одежды являлась рубаха-панар туникообразного покроя без воротника. Такая рубаха требовала множества дополнительных деталей, которые помогали женщине придать необходимый силуэт одежде - это пояс и комплекс набедренных украшений, нагрудная фибула-сюлгам в ансамбле с ожерельями, гайтанами, нагрудниками. Прямые полотнища холста, составлявшие стан рубахи, оформлялись вышивкой, располагавшейся на груди, по оплечьям, рукавам и подолу. Нередко отделка имитировала самостоятельные элементы одежды. Передник в мордовском костюме вторит отделке верхней одежды или сливается с декором комплекса набедренных украшений. Многослойность национального костюма была показателем перехода носителя в очередную возрастную категорию. В детстве костюм девочки включал лишь рубаху и пояс, В последующем показателем зрелости, совершеннолетия для мокшанских девушек было одевание нижней набедренной детали, получившей название «понкст».

Особые перемены в отделке деталей и составе костюма происходили в брачный период. Девушка на выданье по праздникам носила нарядный головной убор, включавший в себя обилие лент, цветов, нашивок из бисера, бус, перьев, мишуры. В замужестве молодая женщина и в первый год после свадьбы покрывала головной убор нарядными лентами, либо украшала его налобную часть нашивками из жетонов, цепочек, блесток, скрывая вышивку. После рождения первенца женщины снимали часть покрывающих деталей с головного убора, а после 35-40 лет носила просто оформленный головной убор. О семейном положении женщины говорило многое в ее костюме: наличие закрытого головного убора, распашной одежды с вышитыми на груди полами, введение в комплекс украшений широкого нагрудника из бисера, жетонов, цепочек или лент. Вышивка одежды и головных уборов также носила определенную информацию, смысл которой в настоящее время практически утрачен;

На шею женщины часто надевали ожерелье, нанизанное в несколько рядов из ужевок (род самых мелких раковин), ожерелье из колокольчиков с погремушками и ожерелье из металлических монет и медных блях разной величины. Для повязки на голову молодые мордовки пользовались красным шерстяным платком, а пожилые - повязками из белого холста. В гардероб женщины также входили летние и зимние сапожки, что не всякий мужчина мог себе позволить.

Определенный интерес представляет демографическая характеристика жителей нашего села. Средняя семья состояла из 6-7 человек. Ежегодный рост населения с 1864 по 1917 годы составлял от 22 до 51 человека. Но были и семьи, состоящие из более 30 человек (двор И.Г. Юртайкина). Приведем в этой связи некоторые любопытные цифры. Так, в 1900 г. в Синдрове родилось 161 ребенок: 88 мальчиков и 73 девочек. Было заключено 36 браков. Правда, и смертность была сравнительно высокой: в том году умерло 113 человек, из них детей до 5 лет было 77. Но самым «урожайным» годом на рождение детей явился 1913 г.. В этом году в Синдрове зафиксировано 225 рождений, из них 104 мальчика и 121 девочка, а умерло 137 человек, прирост составил 88 человек. Кстати, основной причиной смерти детей были понос (1), скарлатина (2), коклюш (3). Сравним, ныне во всем Краснослободском районе не рождается столько детей, а в Синдрове - 1-2 ребенка в год в лучшем случае. Отметим в этой связи, что документы зафиксировали красивые имена, которые ныне практически не встречаются: Зотик (Алямкины), Авраамий, Варфоломей, Елиферия (Тултаевы) и др.

В имущественном отношении, по мнению священника П. Боголюбова, «крестьяне живут достаточно, многие из мордвы жили даже богато, но не так давно двумя разорительными пожарами: первый в марте 1897 г., а второй, когда погорело в кладах сотни тысяч пудов хлеба, 27 августа 1903 г., семьдесят хозяйств доведены до нищенства».

Подворная перепись крестьянского хозяйства 1911 г. показала, что в селе 361 хозяйство с 2497 душами обоего пола и 12 хозяйств с 68 душами приписного населения (это семья священника, дьякона, дьячков и пономаря, учительский персонал Старосиндровского земского училища, ветеринар с помощниками и др.). Таким образом, в селе проживало более 2500 человек (сейчас около 1000).

В XIX в. наше село относилось к Краснослободскому уезду Пензенской губернии, 1 Благочинному округу. До уездного города было 25 верст, а до губернского - 180. Старое Синдрово было волостным центром. В 1911 г. в волость входило 14 поселений, а население составляло 15392 человека, а в самом центре волости - 2562 жителя. Большая часть населения проживала на правом берегу реки Модаевка. Еще во времена правления Павла 1 было закрепощено 2199 ревизских душ мордвы. 500 душ мордвы Синдрова и Колопина было пожаловано адмиралу, французскому эмигранту маркизу де Транс, затем они передавались другим помещикам. Таким образом, крестьяне села принадлежали разным людям.

В то время в Синдрове своего базара не было. Свою продукцию сельчане возили в ближайшие населенные пункты: Сивинь и Краснослободск. Накануне войны 1914 г. в Синдрове работали калачные, молочные и мануфактурные лавки. Ветеринарный пункт был организован земством лишь в начале XX в., но его оснащенность была слабой. Примерно в это же время был открыт медицинский пункт, что имело большое значение для местных жителей, так как ближайшая больница находилась в г. Краснослободске. До революции на средства местного земства в селе содержались две пожарные подводы.

Октябрьская революция коренным образом изменила жизнь сельчан. Сельсовет был организован в 1918 г., осенью того же года - комитет бедноты, чуть позднее был открыт пункт по ликвидации неграмотности, который сельчане посещали без всякого энтузиазма. В 1921 г. была открыта изба-читальня.

Находящийся в Синдрове медпункт обслуживал 30 поселений. При нем имелись небольшой стационар и аптека. Медицинские услуги оказывались за определенную плату. От платы освобождались только те, кто был застрахован, и лица, имеющие удостоверения, свидетельствовавшие о бедности, а также батраки и красноармейцы. Например, в 1926-1927 гг. один день стационара стоил один рубль.

И дальше, как и по всей стране: коллективизация, разорение церкви, уничтожение зажиточных крестьян. Но, заметим, синдровчане встретили эти преобразования далеко не мирно. Противостояние их иногда называют восстаниями. Их было несколько. Первое случилось в 1929 г. в связи со снятием колоколов с храма. Второе было более мощным и связано с выполнением плана скотозаготовок. 17 июня 1931 г. в село приезжает бригада для проведения работ по выполнению плана, а на деле - для насильственной экспроприации скота у сельчан. Когда стали отнимать скот, ударили в набат, собралось почти все население, вооруженное кто чем мог. Началось избиение заготовителей, в результате одна женщина была убита, а комиссар был ранен. Прибывший в село вооруженный отряд подавил выступление, а наиболее активных, которых насчитали 14 человек, привлекли по статье 59-2 и сослали сроком на 10 лет. План был выполнен на 100 %.

В 1932 г. вспыхнуло очередное крестьянское выступление, ибо, несмотря на неурожай, власти не снизили размеры налогов. И это выступление было подавлено, а 18 семей были высланы из Синдрова.

На основании постановления ВЦИКа от 10.05.1937 года в составе МАССР создается Старосиндровский район. Площадь его составляла 69,2 тыс.га, население 31,5 тыс.человек (1939 г), в основном русские. Центр - с. Старое Синдрово. Район включал 18 сельсоветов: Демино-Полянский, Долговерясский, Каймарский, Колопинский, Мордовско-Маскинско-Выселкский, Мордовско-Полянский, Новоавгурский, Новозубаревский, Новокарьгинский, Новосиндровский, Новоусадско-Выселкский, Песочно-Лосевский, Сивинский, Синдрово-Заводской, Староавгурский, Старорябкинский, Старосиндровский, Усть-Рахмановский. В районе насчитывалось 49 колхозов. А также имелись маслозавод, типография, МТС на 50 тракторов и 15 комбайнов, больница на 30 коек, амбулатория, 3 фельдшерско-акушерских и 4 трахоматозных пункта, роддом, школа для взрослых и 30 школ всеобуча (19 начальных, 9 неполных и 2 средние). Издавалась газета «Голос стахановца» (тираж 1,2 тыс. экз.). Район упразднен Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 14.03.1959 г., его территория была передана в состав Ельниковского, Краснослободского и Старошайговского районов Мордовии.

Одним из первых решений Президиума Старосиндровского райисполкома было «О закрытии и отводе кладбища».

Решение датировано 23 июля 1937 г. Было решено закрыть кладбище и отвести на новое место: Шаманя пряв (так написано в документе, кстати, старшее поколение до сих пор называет место кладбища «Шаманя пря»), а 10 августа того же года кладбище было открыто. В акте комиссии и заключении врача о перенесении кладбища селений Старое Синдрово и Синдрово-Завод на новое место говорится, что прежнее кладбище находилось в 10 м от больницы, 20 м от школы, рядом с шоссе, поэтому представляло опасность в санитарном отношении.

В целом район сыграл довольно позитивную роль в жизни наших земляков.

История возникновения и развития села Старое Синдрово по своему уникальна и представляет огромный интерес для его жителей, а также, историков, социологов, всех тех, кого интересует прошлое, настоящее и будущее этого стариннейшего села республики. Разумеется, полностью восстановить историю села вряд ли удастся, так как сохранилось очень мало источников, но в селе еще живут старые люди, которые могут рассказать много интересного.

Автор-составитель: КИРДЯШОВ ВАСИЛИЙ ФИЛИППОВИЧ, 2008 г.