Старое Синдрово || Брошюра "Иван. Отец Иоанн. Старец Иероним


Брошюра "Иван. Отец Иоанн. Старец Иероним

Краснослободчане делятся горящей новостью: «Про старца Иеронима вышла новая книга, вы ее читали? Нам понравилась! Бестселлер по России. Даже заграницей к ней есть интерес. Жаль только, что Краснослободский район упомянут опять всего лишь одной маленькой строкой в биографии батюшки, а ведь у нас прошли самые плодотворные его годы». Факт. Поэтому, пока живы свидетели того, с чего начинались истоки возрождения у нас духовной жизни в конце прошлого века, кто стал для краснослободчан главным учителем-наставником исконно русских традиций, основанных на вере, надежде и любви, расскажем в захватывающей жизненной истории простого священника, умевшего перевернуть мировоззрение многих наших людей еще до «перестройки». Причем, даже после своей смерти он продолжает влиять на жизнь своих духовных чад, и тех, кто к нему обращается.

Со временем имя старца Иеронима приобретает все большую известность. Почему? Старцы – это живые святые, которым дан молитвенный и пророческий дар, и встречи с которыми не забываются. Они несут особое, таинственное служение людям: верующие идут к ним за утешением и духовным руководством, за молитвой и советом, а порой даже за исцелениями. И сегодня многие православные ищут встречи с такими божьими людьми. Проблема только в том, что осталось их в России считанные единицы. Да и те немногие избранные уже находятся в преклонном возрасте, и не могут принять всех желающих. Духовник «Всея Руси», трех Патриархов и многих архиереев – архимандрит Кирилл Павлов из Троице-Сергиевой Лавры на вопрос духовных чад на пороге нового тысячелетия: «Есть ли сегодня старцы?», отвечал: «Старых много, а старцев мало! Это о.Иероним Санаксарский, о.Ипполит, о.Николай Гурьянов, о.Феофан, о.Адрияан, о.Павел (под Донецком)…». Поэтому для некоторых краснослободчан на риторический вопрос - что делать? - ответ давно найден. Большой поток туристов и паломников прямиком идет в Темниковский Санаксарский Рождество-Богородичный мужской общежительный монастырь. Люди едут не только приложиться к мощам Феодора Санаксарского, праведного воина Феодора Ушакова и Александра Исповедника, но и посетить могилку в красивой часовне-усыпальнице прежнего духовника обители - схиигумена Иеронима. Здесь одни разговаривают с ним, как с живым, жалуясь о наболевших проблемах, прося помощи, непременно оставляя запись в большой книге самых сокровенных желаний посетителей, другие набирают в пакетики землицы, которую везут больным для исцеления от недугов. И если незнакомцы, приезжающие сюда со всех уголков мира, обращаются к нему, как к знаменитому старцу-утешителю Иерониму, то краснослободчане, лично знавшие батюшку, беседуют с любимым отцом Иваном, прося его совета или благословения, как много-много лет назад.

Для одних он им еще при жизни предстал в виде живого сосуда благодати божией, в памяти других краснослободчан батюшка остался простым сельским священником. Его биография общеизвестна. Иван Яковлевич Верендякин родился 14 сентября 1931 года в бедной крестьянской семье мордовского села Малые Ичалки. С детства он хотел быть священником, но прежде работал плотником, электриком, грузчиком, сторожем. Господь призвал его на служение лишь на пятом десятке лет. Подвижнический путь отца Иоанна в служении Богу и людям начался 6 апреля 1975 года, когда он был рукоположен в сан диакона, а на следующий день, на праздник Благовещения Пресвятой Богородицы – стал иереем, настоятелем Покровской церкви села Спасское Рузаевского района. В 1977 году, ко дню Святой Пасхи, награжден набедренником, а в 1978 году – камилавкой. Прежде, чем приехать на краснослободскую землю, с 1979 года служил он священником в Иоанно-Богословском соборе Саранска, а в 1982 году, ко дню Святой Пасхи, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен наградил батюшку наперсным крестом. Его эпохальная встреча с краснослободчанами ознаменовалась в начале 1983 года в Никольской церкви села Колопино. На глазах жителей района он стал в 1987-м протоиереем. В те годы правящий архиерей Пензенской и Саранской епархии Преосвященнейший Серафим отзывался о нем так: «Священник Иоанн Верендякин скромный и исполнительный. Любим прихожанами. Образ жизни ведет безупречный». В 1989 году протоиерей Иоанн и его супруга Анна Демидовна написали прошения епископу Серафиму о благословении постричь их в монашество, и 27 апреля 1990 года, в Покровской церкви села Дракино Торбеевского района Мордовии, батюшка принял постриг с сохранением прежнего имени. В том же году настоятель Никольской церкви в селе Колопине иеромонах Иоанн был назначен одновременно настоятелем Никольской церкви в Старом Синдрове нашего района, а в 1991 году, ко дню Святой Пасхи, по представлению Преосвященнейшего Варсонофия, епископа Саранского и Мордовского, за усердное служение Святой Православной Церкви Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II возвел иеромонаха Иоанна в сан игумена. Затем следует краткое служение настоятелем Никольской церкви в селе Теризморга Старошайговского района Мордовии, и вот, 24 мая 1991 года, указом правящего архиерея игумен Иоанн определяется насельником только что возвращенного Русской Православной Церкви Рождество-Богородицкого Санаксарского мужского монастыря, затем братским духовником. 19 декабря 1992 года наместник монастыря архимандрит Варнава (Сафонов) совершил постриг игумена Иоанна в схиму с наречением имени Иероним, в честь святого Иеронима Стридонского (память 15/28 июня). В 1998 году, ко дню Святой Пасхи, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II удостоил схиигумена Иеронима права ношения креста с украшениями. Тысячи людей знали схиигумена Иеронима как любвеобильного старца-утешителя. Многим страдавшим от физических и душевных болезней он помог своими молитвами. Не только при жизни, но и после смерти. Свидетельств много. Благо у нас еще живы и здоровы современники, кто не только знал отца Иеронима лично, но сотрудничал с ним по различным делам.


Знаменитый храм и его община

Е.И.Фоминова, эконом Никольской церкви в Колопине:

«Это удивительная история, полная чудотворений, о которой давно нужно рассказать всем краснослободчанам, а особенно тем, кто только делает первые шаги к храму, к Богу. Дело в том, что наш Никольский храм – особенный. Все началось еще в 19 веке, когда место под строительство храма на селе никто из местных жителей не давал, земля была тогда на вес золота – главное богатство, кормилица в жизни крестьян. И вот один из них решился потрудиться во славу Бога. Свой дом разрушил, а землю, на которой он стоял, отдал под храмостроение. Церковь открыли в 1867 году, а этот верующий впоследствии жил при храме, а потом и его самого похоронили возле него. До сих пор цела могилка этого верующего сельчанина на нашей территории. Почти сто лет духовная жизнь в Колопине шла своим чередом. В советское же время в закрытом храме сначала был зерносклад, потом в нем открылся филиал телевизионного завода. Но местные жители предохранители к телевизорам делать в храме отказывались, а создавать бригады из приезжих оказалось накладно. Противостояние длилось долго. Был даже дан приказ «убрать с глаз долой» крест с купола церкви. Добровольцы долго не находились. Поэтому для этого дела привлекались «любители» горячительного напитка. Но три их попытки не удались. Поэтому на «объект» из мест отбывания наказания привезли осужденных. По приказу они протянули длинный трос от креста к «ЗИЛу». По команде он стал набирать скорость и в тот момент, когда должен был произойти заветный рывок, под колеса машины бросилась одна из сельских старушек… Крик, шум, гам толпы верующих. Бабушка от страха близкой смерти потеряла сознание и долго не приходила в чувство. В истерике бился и водитель автомобиля, который в момент попадания человека под колеса пулей вылетел из машины, убежав в лес. Думал, что за убийство человека ему теперь добавят новый срок – будет пожизненное заключение. Из-за произошедшего инцидента все осужденные отказались продолжить начатое дело. Власти не настаивали.

В храме был организован музей. Фрески на стенах закрасили краской, а во вновь образованное культурное заведение его работники для коллекции снесли со всей округи лапти, кадушки, ткацкие станки, да половики… Местные жительницы, сначала со стороны наблюдали за просветительскими экскурсиями, а потом со словами: « У нас, что в доме, что в музее, такого добра в каждом доме навалом!», снесли музейные экспонаты в болото неподалеку, где и затопили. Милиция пыталась угомонить женщин, но «порядок» вернуть не удалось. Наоборот, колопинцы стали штурмовать столичное министерство по делам религии. Хлопотали девять лет, единственный человек, у которого они не были – это Л.Брежнев, а так ездили на прием к министрам в Москве и писали во все инстанции. Возглавляла верующих моя мама – Т.М.Азрапкина. Что ей руководило? Вера в Бога. Ее жизнь с отцом была тяжелая. Из-за вероисповедания не раз забирали ночью в милицию, они сидели. Пять их детей хотели в интернат сдать, но Бог миловал, и они возвращались снова и снова домой. Властям предъявить было нечего – спокойная трудолюбивая пара. Что еще двигало матерью? Предопределение и ее волеизъявление. В самый расцвет сил мама занемогла. Болезнь протекала долго и сложно. Как говорят сегодня: «все болит и ничего не помогает». Ни одно светило медицины не находило причин страшного недомогания. Диагноза не было. Попросту говоря, она сохла с каждым днем, жизнь от нее уходила и никто не мог ей помочь. На вопрос, что с ней происходит, ответ дала сивинская матушка Антонина - наша местная Матронушка, которая всех принимала и всем помогала, а напоследок напутствовала: «Всем скажите, чтобы ко мне и на могилку приходили, я им и так помогу!» Так вот в тот момент она маме открыла Промысел Божий, что у нее особая миссия: как только она добьется открытия храма в селе, так болезнь ее и покинет. Вообще, беда в семье шла за бедой. На годовщину смерти своего сына мама посетила старицу, а та ей в ответ при встрече дала лишь маленькое одеяльце со словами: «Татьяна, у тебя будут двойняшки! Скоро все разрешится!» Мать не останавливалась в своих хлопотах, даже будучи беременной, в Москву ездила на сносях. Чудо свершилось. Резонанс грянул на всю Мордовию. Они первыми выиграли суд у государства! Первооткрывателями церквей стали жители с.Колопино и с.Дракино Торбеевского района. Вместе радовались совместному успеху. Но, получив документы, местным жителям пришлось скоро принимать новые волевые решения. Ковали железо пока горячо. Надо было срочно открывать молитвенный дом на селе. Где? Одна женщина отдала под него свой дом, а сама приютилась у детей – в большой многодетной семье. Только спустя время открылась церковь. В 40 лет мать заново жить начала. И, кстати, до сих пор работает в церкви, трудится во славу Бога.

Первыми нашими священниками были отцы Александр и Григорий, а потом народ снова собрался всем миром в Пензу с челобитной просить прислать на службу отца Иоанна из Саранска. Служил он у нас почти десятилетие. Человека насквозь видел, но при этом кроткий и смиренный был на редкость, никак не выказывая свого видения. Первое время он постоянно жил в Саранске, а у нас ночевал только в выходные и праздничные дни. Всегда находился в разъездах. Много людей окормлял. Больше всего народу к нам приезжало не только из нашего, но и Торбеевского, Атюрьевского, Атяшевского и Старошайговского районов. А когда в наш храм приезжал Владыка из Пензы, то люди во время службы стояли на улице, так как храм не вмещал всех желающих. Люди отца Иоанна боготворили, многие ехали к нему, чтобы благословение взять на начало нового дела или совет спросить, как в той или иной ситуации поступить. Он отвечал просто: в знак согласия – благословлял, а вот, если видел, что желаемое не принесет пользу человеку, то рекомендовал, порой, противоположное. Насколько батюшка оказывался впоследствии прав, говорили толпы благодарных, которые мчались к нему на всех парусах, чтобы выразить благодарность за спасенную жизнь или хорошо сделанное дело. Все эти жизненные истории складывались на моих глазах. Вместе с батюшкой я многое познала, преодолела, пережила.

Про себя? В молодости я училась в Москве на бухгалтера. Когда приезжала в Колопино, знала, что многие местные жители и земляки заходили в дом к отцу Иоанну без спроса, даже, когда он уезжал. Как известно, люди все разные, и кто-то польстился, пошел на воровство, прихватив с собой Евангелие и крест батюшки. Народ поговорил о происшествии, а потом забыл. В то время в Москве я как-то приехала в гости к колопинским парням. Пока они хлопотали на кухне, не знаю, что на меня нашло, но открыла дверцу шкафа, из которого внезапно выпали крест с Евангелием. Из последнего, как бы случайно, выскользнуло Благодарственное письмо отцу Иоанну (Верендякину) от пензенского Владыки. Так я поняла: чьи эти вещи, кто вор, но обличить хозяина комнаты побоялась и находки с собой домой не забрала. По приезду домой батюшке покаялась, мол, испугалась расправы, не обличила воришку. Он же успокоил, что все правильно сделала, не стоит вмешиваться: «Господь пускай сам все распределяет». Так и получилось. Через время узнала от знакомых, что этот мужчина, направлявшийся в Санкт-Петербург, попросил водителя автобуса остановиться на дороге, чтобы выйти в туалет, и пропал. Труп нашли в лесу только через неделю. Но эту историю только я знала. Отец Иоанн никогда и никому ничего про себя особо много не рассказывал. Никого не осуждал. Всем все прощал. Для него не существовало плохих людей, всех считал хорошими.

Всеобъемлющей любви учил и других. Всегда сохранял самообладание. Однажды, по традиции и настоянию местных жителей, он на родительскую поминную отправился на кладбище в Старошайговский район совершать панихиды. Вернулся поздно в синяках и кровоподтеках. Никому и ничего не комментировал, хотя его внешний вид свидетельствовал о плохом самочувствии. Как оказалось, он служил до самого вечера, а когда выполнил все требы, направившись домой, его поджидала компания их трех мужчин, которым нужны были деньги. На последующие возмущения прихожан наказать обидчиков, лишь привычно отвечал: «Я прощаю, а Господь пусть их распределяет». Прошло время, все те мужчины трагически сгинули со свету. Первый повесился, участь остальных также оказалась печальной. Вот такие жизненные уроки «преподавались» нам рядом с ним. Понималось главное: люди никогда не меняются к лучшему через ненависть, осуждение или приговор. Человек идет вверх по духовной «лестнице» через прощение, любовь и веру.

Когда я узнала о его прозорливости? После школы мечтала только о столичной жизни, а батюшка мне говорил про то, что все из больших городов в деревни переедут, мол, где родились, там и пригодимся. Сложно сказать почему, но через полгода после этих слов я вернулась в Колопино, а отец Иоанн, увидев меня, засмеялся – довольным был. Так я стала экономом. Худенькой девчушкой носила его тяжелейший портфель, потому, как отправляясь постоянно в Пензу с мешками за церковной утварью и другими необходимыми в церкви вещами, он брал с собой полный набор – крест, Евангелие и все для причастия. По пути следования – исповедовал, причащал, крестил всех желающих… Люди его всегда ждали. Молва шла вперед нас: «Батюшка приехал. Причащаться сейчас будем». И лечил он меня от всех болезней. Помню, как покрылась чирьями, в больнице мне их разрезали, лечили больные многочисленные места, да все бесполезно, кожа гнила, а батюшка сказал, что пустое это занятие - так лечиться – молиться надо! В результате, вечером помолились, он маслицем помазал больные места, ночью я легла спать, а наутро и болезни след простыл. Как в сказках, когда утро вечера мудренее.

Можно целую книгу написать про то, как мы первые в 1988 году, когда праздновалось 1000-летие Крещения Руси, поехали в только что открывшийся Темниковский монастырь. Собрались с друзьями, знакомыми, односельчанами и отправились на помощь в еще пустую обитель. Поездки именно туда, видно, и предопределили дальнейшую жизнь батюшки. Как-то я его спросила: «Отец Иоанн, а как вы сами к Богу пришли?» Он рассказал про сон, перевернувший его жизнь, после которого уже утром положил парторгу партийный билет на стол. Грянул скандал, разбирательства, а он только одно всем отвечал: «Мне Господь свой билет дал». Через несколько лет он стал священником. Вот такое батюшкино откровение, что дает информацию к размышлению каждому из нас. Ведь много званых, да мало избранных. Думаем мы об этом? Понимаем ли? Правду говорят, что вера подкрепляется делами и поступками. Люди не должны забывать о том, что все мы ходим под Богом. Об этом говорю и своему сыну, он у нас сейчас учится в Москве на иконописца. И в этом есть предопределение.

Вспоминаешь о батюшке и понимаешь, что, наверное, такого священника и на белом свете сейчас больше нет. Насколько он был терпелив и радушен, всех любил без исключения. Спустя годы в моей душе рождается лишь одно восклицание: «Молились-молились-то как раньше! Сейчас не так. Благоговения нет. Доверия Богу. Былое благочестие вернуть сейчас тяжелее всего!»

Вспомнишь сердечную молитву батюшки, его длительные молебны о недужных, а ведь он в последнее время был сам серьезно болен – раком желудка. Неделями ничего не кушал, но людям служил до последнего. Всех принимал, всем помогал – и телесно, и душевно. Память о нем светлая и ежедневная, ведь в нашем храме остались вещи отца Иоанна. Например, Евангелие и подрясник, ризы, камилавка хранятся в алтаре. И сейчас священник в них служит, и камилавку батюшкину носит. Вообще, даже после отъезда батюшки в нашей церкви происходят чудеса. У нас особенное – намоленное место. Благодатный храм! Об этом и по сей день говорят приезжающие. К примеру, сразу после отца Иоанна к нам приехал служить отец Михаил. 9 лет с супругой детей ждали, а радостную долгожданную новость узнали всего после месячного служения в нашем храме. Разве не чудо?!»

Один факт того, что колопинский храм единственный в районе, сохранившийся почти в первозданном виде до наших дней, уже одно это – чудо, как и дошедшие до нас старинные иконостас и фрески. Там все красиво и дышит не столько стариной, сколько знаковыми историческими вехами. Стены сельского храма хранят великое множество поучительных историй и проповедей прозорливого священника. Расскажем об одном случае, о котором в поисках материала нам поведали пожилые горожанки. Речь пойдет об одном из их приездов в колопинскую церковь. Говорят, что во время длительного служения отца Иоанна, он всегда пребывал в пасхальной радости. Большое самообладание, внутреннее и внешнее спокойствие были отличительной чертой его характера. Всегда, кроме одного раза, когда он был трогательно взволнован, и в каждом его слове чувствовалась невыразимая боль за людей, заблудших, отступивших от верного пути.

Был воскресный день. Праздничный. Торжественный. После Божественной литургии он вышел на проповедь, посмотрев на большую массу прихожан, начал с большого сокрушения: «Что же вы делаете, творите, неужели не понимаете, что половина из вас спиной стоит к алтарю?!» Речь шла о людях, посещающих колдунов и бабок (экстрасенсов), а также тех, кто еще и сам «практиковал». Он объяснял: кто одновременно ходит в церковь и лечится у колдунов, обращается к магии – лицемеры, которые ненавистны Богу. И это хуже неверия. Страшнее всего, когда такое предательство веры, интерес к бесовщине люди даже и грехом не считают… и это в православной стране! Вера сменилась суевериями.

Отец Иоанн вразумлял: «Кто не служит Творцу, тот находится в услужении у твари. Ибо истина непреложна: нет человека неверующего ни во что. Ты либо с Богом, либо с дьяволом. Другого не дано. А смерть духовная - есть отпадение от добра. И знание без доброты тоже есть смерть. И кого хотят обмануть люди, которые одновременно ходят в церковь, а сами своими суевериями, оккультизмом, посещениями экстрасенсов, гадательниц и бабок свернули с истинной дороги, ведь они уже отвернулись от Христа и творят недоброе!» Смотря прямо в глаза, он обличал людей, прибегающих к магии, читающих заговоры, стараясь подчинить волю других людей, чтобы властвовать, достигнуть материального благополучия, излечиться... Всех этих людей батюшка назвал в тот день «перевернутыми».


Духовная мудрость

М.В. Перякин, глава Колопинского сельского поселения:

«Его приезд к нам был не случайным. Люди об этом хлопотали! В селе в то время как раз заработала Никольская церковь. Реставрировались подсобные помещения, потом началось строительство двухквартирного дома, одна половина которого была отдана под жилье настоятелю, а вторая квартира – под его келью. Все делалось строго на деньги прихожан. Когда отстроили и справили новоселье, появилась и первая прописка у батюшки, мы легко находим эту запись в наших документах от 06.11.1983 года. До этого он долгое время числился «временным жителем». В то время я был студентом, помогал строить деревянный дом – просфорню и гостиный дом для приезжих, число которых постоянно росло. Колопино в те годы – центр притяжения всей Мордовии. Что влекло к нам людей? У нас был единственный действующий приход в районе. Главная притягательная сила для народа – чистый образ настоятеля. Его кристальная честность и глубокая порядочность. Именно таким порядочным человеком вспоминаю я батюшку. К слову, дата его выписки – 28 августа 1990 года. По моему возвращении домой в храме два года служил отец Лазарь, который меня венчал с супругой. Ему на смену пришли другие батюшки, но первооткрывателем в духовный мир после долгого времени застоя для всех краснослободчан стал именно отец Иоанн».

Чего другие люди добавляют к этим рассказам? Свои впечатления. Делятся, что при каждой встрече с батюшкой убеждались в одном: настроение отца Иоанна всегда и везде оставалось ровным, возвышенным, духовным, производившим на присутствующих нравственно-отрезвляющее действие. Время, проведенное с ним, считалось дорогим, счастливым и исключительным. Краснослободчане, хорошо знавшие батюшку, описывают его психологический портрет в положительном ракурсе, отмечая главное - человеколюбие. Он никогда и никого не оставлял без внимания, всем помогал, отмечал каждого человека. Легендами стали рассказы об его удивительном смирении и нестяжании. Например, колопинцы отлично помнят, как после служб он раздавал бумажные купюры нуждающимся и помогающим храму, себе оставляя лишь звенящую мелочь. Отец Иоанн во всем и всем уступал, уча этому и других, впрочем, в одном был неизменен – служению Богу. Его исключительная вера, непоколебимая преданность Святой Церкви и ее уставам проявлялась особенно при совершении литургии. Например, все службы отца Иоанна шли по 6-7 часов. Частенько прихожане, не выдерживая такого продолжительного служения, роптали, прося его сократить это время. Но батюшка на такие просьбы и возгласы людей всегда поступал по одному сценарию: выходил на амвон, низко кланялся прихожанам, просил у них прощения, и продолжал далее... Сокращений не было ни в храмах, ни при домашних служениях. Как говорят люди, он был «горяч» к своему делу. Им жил. За него радел. К нему всех направлял. На примере отца Иоанна многие убеждались воочию, как служитель алтаря близок Богу и как неотразимо может быть его влияние на народ. Батюшка своим молитвенным вдохновением впечатлял сильно. Ведь советы краснослободчанам, что в 80-90-е годы, что сегодня, по сути, одинаково востребованы и ценны.

Например, многие оправдывали себя в духовных беседах с ним: «… Батюшка, у нас хлопоты по хозяйству, заботы о хлебе насущном, поэтому мы постимся только первую и последнюю неделю поста». А он улыбался и ненавязчиво говорил: «А ты начало и конец огорода с картофелем прополи, а всю середину оставь, посмотрим, какой урожай снимешь?!» Отвечал просто и понятно, с вплетенной в жизнь духовной мудростью: «Жизнь дарована Богом, это великое благо и ее нужно прожить в соответствии с Божественными установлениями и волей». После беседы с ним все уходили радостными, убежденным, что и в трудной ситуации есть воля Божия, и сложную проблему можно мирно и благодатно разрешить, и всем только польза от этого.


«Во Светлостех святых Твоих…»

Марина М. из Краснослободска:

«Я впервые познакомилась с ним в 1999 году в монастыре, куда специально отправилась на большой православный праздник. После службы пошла в его келью. Впоследствии ездила к нему с мамой каждый выходной и праздник, бывало и пешком ходили в монастырь, сквозь до смерти батюшки. Как все происходило? Приедем на службу, а после ее идем за благословением. Его молитвами все складывалось в нашей жизни. Моя, в частности, полностью изменилась. Вот в этом и все чудеса. Хотя, оговорюсь, однажды мне было приоткрыта завеса великого таинства. Отец Иероним причащал прихожан. Я подошла к святой чаше и не смогла даже посмотреть на батюшку, буквально ослепила от яркого солнечного света. Сияние было настолько мощное и божественное, нисравненное, что я зажмурила глаза. Отошла в сторону, подняла веки и зрение восстановилось. Подобного больше нигде и никогда со мной не происходило. Таково уж свойство благодати Божией — изливаться не на внешнюю праведность, а на смиренное верующее сердце, кающееся и любящее Господа. Таким был батюшка.

Я жила и до сих пор живу его молитвами. Чувствую его заботу. Лично для меня он был, есть, и будет. К слову, в его честь я назвала своего сына Иваном».

Люди до сих пор впечатлительно вспоминают: «Повидаешься с батюшкой, побываешь на его службе и от огня его пасторской ревности… духовно воспрянешь. Искренность и личный подвиг – вот секрет его успеха. Причаститься из его рук значило получить наивысшую радость. И мы спешили не потерять случая вкусить вместе с великим пастырем Небесной Трапезы».

Другие духовные чада также подтверждают эти слова: «Причина всеобщего влияния отца Иоанна была в его глубокой вере, любви, преданности Православию, в искреннем отношении к пастырству и личной святости. Видно все это привлекало к нему благодать Божию, которая собственно и делает человека великим, - вот в чем разгадка его обаятельности. Сама благодать Божия прославила этого пастыря и привлекла к нему сердца многих. Ведь жить и трудиться для людей, приводить их к Богу, стало целью всей его жизни; в этом отношении он не считался ни со своим покоем, ни с семейными, ни с другими обстоятельствами. На пастырство батюшка смотрел как на дело, врученное ему самим Господом Богом, от которого он не имел права отказываться и уклоняться. Да, счастлив тот, кто знал отца Иоанна и имел возможность входить в молитвенное общение с ним. Впечатление он производил неотразимое. Это поистине был жених евангельский: так легко и отрадно дышалось при нем!»

Люди на глазах менялись от общения с ним. Это могут подтвердить многие краснослободчане. Сегодня некоторых очевидцев уже нет в живых, но за них рассказывают родственники и их соседи. К примеру, в Краснослободске отец Иероним останавливался в частном доме у одной одинокой женщины. Слыла она человеком не простым нравом и сильным характером. Сказ про нее краток. Бывшая учительница городской школы. Властная. Принципиальная. И бескомпромиссная. Такой она была до встречи с батюшкой. Но тихое, спокойное общение с ним переплавили все ее страсти в добродетели. И, когда верующие или ученики просили ее рассказать о знаменитом батюшке, что ей дало знакомство с великим пастырем, старушка-божий одуванчик скромно и тихо отвечала: «Все! Но явных чудес, про которые вы хотите услышать, их не было. Главное таинство совершалось незаметно для глаз. Но чудо все-таки было. Оно в том, что он с помощью благодати Божией, изменил меня до неузнаваемости! Только в конце своей жизни, благодаря любви к Богу и людям отца Иеронима, я поняла, что такое стать настоящим человеком: вера помогла это осознать и смирение». Вот такая «перестройка» под опытным руководством духовного отца, и истинное преображение души человека, что на закате лет засияла чистотой, целомудрием и незлобием. Добрый пример того, как батюшка создавал истинный духовный храм Богу, ведь «Царствие Божье внутри нас есть».


Прекрасный организатор

Н.В. Стенюшкина из Старого Синдрова:

«В Старом Синдрове батюшка появился неожиданно. На заре 90-х у нас образовалась инициативная группа во главе с А.Ф. Юртайкиной, которая хлопотала об открытии храма. В нем находился склад старых запчастей и сельхозтехники. Вот и повадились женщины ходить в правление совхоза с просьбой освободить помещение под истинное назначение храма. Мой супруг Алексей Григорьевич – директор сельхозпредприятия, пошел им навстречу. Все содержимое свезли в мастерские. Стали церковь убирать, чистить. Хозяйство выделило доски для пола. В этот момент и появился в Старом Синдрове отец Иоанн. Под его руководством начался ремонт, закупка стройматериалов. Службы в храме в то время не проводились. Его супругу с дочками видели только на летнего Николу, когда служились молебны на святом источнике за селом. Останавливался отец Иоанн в доме у старой девы Пелагеи Исайкиной. Все крестины организовывались в доме у двух женщин из Старого Демина. К слову, в один из таких дней крестили и нашего младшего сына Евгения. Происходило все быстро. Крестным отцом согласился стать сам батюшка, а вот крестной матерью Наталья Лычкина. Вообще, отец Иоанн ко многим ходил в гости. Люди рады были видеть его у себя, в том числе и мы.

Супруг помогал ему, чем мог. Постоянно давал машину, когда батюшка отправлялся в дорогу. Сложно описать географию его многочисленных передвижений. Спросите у старосиндровчан, кто возил его в Саловку или в Каймар родителей отпевать, кто соборовать или причащать перед смертью, другие сами крестились и детей крестили. Он у нас сначала дом освящал, потом свекровь и золовку причащал. С супругом отец Иоанн постоянно встречался на рабочем месте. Батюшка всегда сначала заходил в диспетчерскую правления совхоза «Старосиндровский», а потом и в кабинет председателя. И что интересно, если всех людей он при встрече благословлял, то для супруга пожелание добра было несколько другим. Каждый раз он заходил к нему, здоровался и по-отечески целовал в макушку.

Через два года его забрали в Санаксар, но мы постоянно виделись. Отец Иоанн многое делал для становления монастыря. Ему надо было чем-то жить, братия еще не появилась, поэтому батюшка с помощью своих духовных чад решал хозяйственные проблемы. Он регулярно к нам возвращался. Приезжал за коровами, телятами, комбикормом. И каждый из тех, кто его знал, старался быть ему полезным, заодно потрудиться во славу Бога. С тех пор прошло много лет, а память хранит удивительную мягкость его ладоней, и их живительную теплоту. И сам он был теплой души человек. Не от мира сего. Не передать словами. Чуткий. И безраздельно преданный Богу. Очень любящий людей. Только, когда нет его рядом, спустя годы, понимаешь, с каким большим человеком нам была уготована встреча свыше, ведь таких людей – единицы в мире. За прошедшие десятилетия мы больше таких не встречали.

Недавно ездили в Москву на операцию мужу. Остановились в подземном переходе в метро и не поверили своим глазам, с центральной витрины одного из киосков на нас смотрел наш батюшка. Мы с мужем одновременно воскликнули: «Отец Иван!» Мы ведь только так его звали. Я мужу сразу говорю, вот видишь, даже в столь трудную минуту он о нас помнит, заботится, рядом с нами. Покупаем книгу, а сами все не верим глазам, на фотографии обложки – наш батюшка, но с какой стати?! Не предполагали, что он такая знаменитость и слава о нем гремит по всей России. Продавец изумилась, что мы знали главного героя. В шоковом состоянии прочли книгу о подвижнике благочестия схиигумене Иерониме. По сути, житие святого. Сказ о прозорливом старце, чудотворце. Его пророчества поразили. А предсказания?! Двоякое чувство: на фотографиях – наш любимый батюшка, а вот текст под ними несколько не согласуется с теми нашими простыми впечатлениями о простом божьем человеке, что мы знали. Если бы не строка в биографии, что он служил в Краснослободском районе, можно было бы и не поверить во все написанное. Не станем об этом судить. Хотя мысль о том, что батюшка большую часть своего служения провел именно у нас, хотелось давно озвучить. Потому что в районе прошли самые плодотворные годы его сельского пастырского служения. Без красивых пафосных фраз. Все было по-простому - ради дел во славу Бога. Что же до его прозорливости или предсказаний, не поверите, не хотелось нам тогда знать, что кому уготовано свыше и будет дальше?! Может оттого, что в момент нашего сотрудничества наши цели и задачи, а значит, мысли и стремления были несколько иными. Не знаю почему, не интересовало нас будущее, не думали, чего оно нам готовит, чтобы встретить его во всеоружии. Может оттого, что молоды были?! Или жизнь наша складывалась иначе, перемены в стране шли, не знаю. Возможно, главное все же в том, что батюшка целенаправленно никогда на этом не сосредотачивал внимания. Ведь главное - в другом! Хотя косвенные признаки того, что батюшка прозорлив, являлись налицо. К примеру. Всю церковную утварь, закупаемую на храм, отец Иоанн хранил в кассе конторы совхоза. Как-то раз он привез очень красивые сиреневые настольные лампады. Мы все пошли их покупать. Рассчитались за них, оставшись довольными покупкой. И подходит одна работница тоже за новинкой, а батюшка ей говорит: «А ты зачем берешь, все равно до дома не донесешь?!» Она не поняла намека. Потом мы все вместе пошли в магазин отовариваться, набрали хлеба и других продуктов, разошлись по домам. На следующий день стало известно, что Марья Ивановна все-таки не донесла до дому лампадку: упала по дороге и разбила красивую вещь. Смех, но не только. Понимали, что и людей он видел насквозь. Раньше в совхозе работала зоотехником одна женщина. Когда сталкивалась она с батюшкой в правлении, он обязательно настойчиво ее к себе подзывал. Но она шарахалась в сторону, упрямо никогда к нему не подходила. Он только по этому поводу сокрушался: «Какая же она больная!!! Какая больная!» И в духовном, и в физическом смысле... Было видно, как он хотел ей помочь, но человек не пошел ему навстречу. И этим еще больше усугубил свое положение. Сильно она болела. Очень сильно».

Другие сельчане дополняют: «Когда батюшка говорил о том, что нужно делать, это звучало не как относящееся к какому-то конкретному случаю, хотя это были ответы на частные вопросы, имеющие при этом отношение к жизни в целом. Это были его наставления относительно принципов и основ всей твоей православной жизни – на перспективу. На чем ты должен строить свою деятельность, свое отношение к людям, к миру, как ты должен вести себя в дальнейшем – словом, это было определение жизненной программы, поэтому встречи с батюшкой были встречами с Промыслом Божиим.


Целительство

А.М. Криворотова, жительница с.Старое Синдрово:

«Мое знакомство с ним произошло в с.Колопино, где я при храме работала псаломщицей. С приездом отца Иоанна в нашу церковь устремились и люди, которые к нему ездили из других городов и сел, поэтому народу всегда было много. Одни ехали за исцелением, наставлением, другие – за благословением. Он разрешал разные вопросы по работе и семье, вообще, советовал, как дальше жить. Много встречался с больными людьми, реально помогал обрести себя. Чужие истории не стану рассказывать, не имею права, а вот про себя, пожалуйста. В начале 80-х у меня обнаружили рак желудка, врачи назначили день операции, но батюшка на нее не благословил. Сказал, что будем вместе молиться, причащаться, и болезнь пройдет с Божией помощью. Я ему полностью доверилась. Все так и получилось. Сейчас мне 76 лет, слава Богу, веду активный образ жизни. В момент вашего звонка собираю грибы в лесу и радуюсь жизни, вспоминая отца Иоанна. Мы с ним бок о бок провели семь лет. Когда он начал ремонтировать храм святителя Николая Чудотворца в Старом Синдрове, я перебралась в это село. В нашей церкви он занимался больше хозяйственными делами, правда, успел напоследок отслужить три литургии. Вообще, вы даже себе не представляете, насколько география его служения была у нас в 80-90 годы широка – Краснослободск, Старое Зубарево, Новая Карьга, Учхоз, Самозлейка, Старое Шайгово, Атюрьево… Ездили мы по домом его духовных чад, где и проходили службы. Тысячам краснослободчан разных возрастов он стал крестным отцом, многих венчал или провожал в последний путь. Но главное, конечно, преследовал цель, что люди пошли по жизненному пути дальше с Богом. Он много проповедовал. Когда он уехал в монастырь, я стала для многих краснослободчан проводником к нему в эту обитель, постоянно встречались. Я и сейчас работаю при церкви, каждый год посещаю могилку батюшки, а потом и мощи других темниковских святых. Зачем? Все они видят и слышат, знают про нас, да и помню батюшкино наставление: «Насколько помолишься с усердием, настолько и получишь желаемое». В итоге все в жизни каждого сводится к фразе: что посеешь, то и пожнешь.


Открытие местной здравницы

Рассказывают сельчане: «Сегодня уже мало кто знает или помнит, что именно отец Иероним дал толчок возрождению и почитания у нас Никольского святого источника в Старом Синдрове. Еще при жизни в этом селе он совершал на нем в праздники водосвятные молебны, на которые приглашал не только верующих, но и привозил свою семью. Впоследствии, находясь в Краснослободске или в других селах, монастырях, большой поток недужных краснослободчан он встречал и провожал напоминанием, что самим Богом нам под боком дана великая здравница с живой водой, и именно ей нужно воспользоваться для своего излечения. Главное, все делать с глубокой верой и молитвой. По его благословению на святом источнике Николая чудотворца в Старом Синдрове «Явленной», еще не обустроенном и не популярном тогда в народе, произошла целая серия исцелений.

Например, обратилась к отцу Иерониму одна краснослободчанка с подростком. У мальчика выявили онкологию. Опухоль головного мозга. Батюшка помолился и направил искупаться его на источник в Старое Синдрово. Купальни тогда на роднике еще не было. Большая железобетонная труба с водой. И все. Мальчишка спустился к ледяной воде. Окунулся до трех раз. Затем медленно, по торчащим из бетона скобам, начал подниматься вверх. Из-за неосторожного движения, поскользнувшись, ударился больным местом о металлический выступ. Плача, причитал: «Ой, что же я натворил, врачи предупредили меня, что голову надо беречь…» Через время психологический шок от травмы сменили бурные радостные эмоции, возникшие от нового вердикта ошеломленных врачей, не обнаруживших больше рака. Сейчас подросток стал мужчиной – здоров и радостен. Это явное чудо стало не единственным звеном в длинной цепочке местных чудес. Есть немало примеров исчезновения серьезных кожных заболеваний у женщин. Подобные случаи нигде не фиксировались, лишь разносились по округе «сарафанным» радио. Вести об исцелениях на роднике сподвигли обеспеченных земляков и простых сельчан совместно обустроить святое место. Улучшился подъезд и подход к роднику, изменился и сам колодец. Появилась первая купальня. Затем многократно здесь все перестраивалось и обновлялось. Уникальность воды, взятой из родника, многократно была доказана лабораторными исследованиями. В любое время года дня и ночи на святом источнике «Явленная» и в настоящее время находятся люди. Мало кто из них сегодня знает подлинную историю возникновения святого места, что более 300 лет назад в ключе явлена пастухам икона святителя Николая чудотворца. И воду из него еще тогда стали почитать как святую, исцеляющую от хворей и напастей. Стали забываться и слова отца Иеронима про местное богатство, бегущее из недр земли.

В последние годы люди, что приезжает на источник, все реже знаменуют себя крестным знаменем, забывая прочесть молитву на принятие святой воды, не говоря уже об их состоянии при принятии водных процедур в купальне. «Явленную» воспринимают как живописное место отдыха, а не святое место, указанное самим Господом и святителем Николаем.


Утешитель

Николай Дмитриевич Л.:

«Это были тяжелые годы, когда вера у людей во всё и вся была утеряна. А отец Иоанн стал ее возвращать, тянуть сельчан к новой жизни. Потому что сам был лидер, во всем безупречный человек. Бескорыстный, глубоко верующий. Он личным примером вел за собой. Именно с его приходом у нас началась восстанавливаться церковь в честь святителя Николая Чудотворца. На планерку в совхоз отец Иоанн ходил, как один из главных специалистов предприятия каждый день. Всегда появлялся непременно со своим портфелем. Разговор шел на равных. У нас разрешались серьезные производственные проблемы, частенько говорили жестко, но священник так все грамотно и мастерски излагал в кругу руководителей самого разного уровня, что ему никто и никогда не мог отказать. Безусловно, авторитет его был непререкаемый. Люди внимательно на него и все дела смотрели, зная, что все их пожертвования строго пойдут только на церковь. Забота о восстановлении дома Божьего у него была на первом месте. Людей любил от чистого сердца. Его благодатную, лучистую энергию, исходящую, как от святого человека, на себе один раз испытал. Был в Каймаре. Топили с отцом баню. Он внезапно умер на моих руках. Отец Иоанн приехал почти сразу. Не стану говорить, насколько мне было плохо в тот момент. Но после общения с батюшкой сняло острую сердечную боль утраты, на душе мгновенно полегчало. Его большая сострадательная, утешительная любовь незабываема. Такие воспоминания и вели нас к нему уже в Санаксарский монастырь годы спустя. Несмотря на то, что он сам серьезно болел, нам оказывал внимание и помощь. Последний раз к нему ездила моя дочь Елена, которую он когда-то крестил. Просила совета в выборе профессии. Да он и тяжелые жизненные вопросы разрешал, а кому-то и со здоровьем помогал. Сейчас его уже нет с нами рядом, но старосиндровцы ездят к нему на могилку, просят о помощи, привозят горсть земли. Что важно, и после смерти он слышит, какой-то неведомой большой чудотворной силой помогает. Народ его считает святым».

Обобщая воспоминания краснослободчан, подчеркнем то, чего нет ни в одной книге или фильме. Служение Богу и людям отца Иоанна в нашем районе было одним из самых интересных в пасторском, миссионерском и социальном плане за его почти 30-летний путь. 80-е годы, перешедшие в 90-е - это время полное свободы и особо радостных мгновений, светлых жизненных страниц в биографии. География его паствы была тогда настолько широка, а всенародная любовь бесконечна, что мы не беремся описывать, насколько сильно краснослободчане его любили и помогали во всем. Многие вспоминают детскую простоту и непосредственность батюшки, а еще то, что он никогда никого не ругал, не оговаривал и даже благословлял иногда застолья и посиделки ради доброго общения людей друг с другом. Говорят, что рядом с ним унывать было невозможно. В сердце проникало какое-то тихое и торжественное ощущение праздника. Что до пророчеств или предсказаний, то эти громкие слова совсем не согласуются с тем, что происходило на самом деле. Просто он непосредственно в разговоре каждому советовал что-то свое, по его способности восприятия. Скажет человеку фразу и смотрит, насколько тот проникся открытием его жизненного пути, в чем его предназначение. Ведь общая проблема оказалась в том, что многие краснослободчане либо не понимали о чем идет речь, не следуя сказанному, либо не задумывались о том, что лучше будет выполнить сказанное старцем. Как говорится, послушниками становились лишь единицы. Что интересно, их жизнь сложилась, как и сказывалось. Например, короткая с ним беседа Татьяны Л. из Краснослободска, относительно ее дальнейшей жизни, окончилась краткой фразой: «Служи Господу!» Она поняла это буквально, рассчитавшись с одной работы и найдя две другие, одна из которых стала при храме. Прошли десятилетия, сегодня все произошедшее она воспринимает с улыбкой, говорит, что колебания, стоит ли уходить из ЦРБ или нет, со временем переросли в твердое убеждение: без глубокой веры, надежды и любви, неравнодушия к людям нельзя лечить и помогать им в больнице, иначе это будет преступлением перед Богом и человечеством. Десятилетия ее жизни показали правильность выбора пути преданного служения не только Богу, но и простым людям. Она радуется сегодня, что тогда просто доверилась его слову, следуя предназначению. Рассуждает: в чем воля Бога для каждого человека - это призвание к умножению славы Божией?! Хотя, конечно, найти правильный ответ, в чём конкретно должно заключаться такое служение того или иного человека, бывает найти не так просто, а между тем ошибка в ответе равносильна смерти, и смерти духовной. Ибо единство сил, возможностей и таланта, данного человеку Богом, может творить чудеса, а разобщение их порождает муку. И как часто человек хочет быть не тем, что он есть, не тем, что от него хочет Бог, а тем, кем его вынуждает быть честолюбие, ложно понятый интерес или цель, превышающая возможности человека. Смерть производит над всем этим беспристрастный суд, поэтому ещё при жизни нужно верно определить своё назначение, чтобы не услышать нам по смерти: «Не знаю вас, откуда вы»


Открытие воли Божьей

Маргарита Васильевна К.:

«Колопинцы – молодцы! Они первые решились отсудить, отстоять храм Божий, в котором в то время был склад. Местное население традиционно всегда славилось глубокой верой в Бога, доказываемой делами. Господь за преданность и наградил их такой встречей с великим подвижником. То, что отец Иоанн не простой священник, было многим открыто свыше. Встреча с такими старцами дорогого стоит и ко многому обязывает. Прозорливые люди видят судьбу человека на его челе. Путь жизненный тяжелый и у каждого свой, главное, крест свой донести до конца. Увы, многие не доносят, и сворачивают с истинной дороги, мучаются.

Впервые я встретилась с прозорливым Божиим человеком в Краснослободске в середине прошлого столетия. В ту эпоху гонений на верующих людей из Саровской пустыни к нам в город с большим багажом ценных икон с золотыми окладами и драгоценными камнями бежал иеромонах Варфоломей. Жил на дому с двумя сестрами-монахинями, которые за ним ухаживали. Высокий. Худощавый. Черноволосый. И слепой. Служил литургию на дому так, что все чудотворные иконы, и малые, и большие излучали необыкновенное сияние. Как-то после службы он обхватил мою девичью голову своими ладонями и сказал: «А тебе бы замуж выходить не надо!» Я в институте тогда училась, молодая, глупая, не поняла намека о необходимом дальнейшем пути для меня, и что волей Божьей мне другая дорога по жизни уготована. Не придала значения его словам. Забыла. Ослушалась. Единственное, что выполнила, выслушала от него наказ праздновать именины 30 июля в день своей святой. Увидев мое будущее, он сделал драгоценный подарок напоследок – большую богородичную просфору.

Настоятельно рекомендовал ее беречь на черный день: «Когда будет тебе плохо, прими от нее кусочек со святой водой, сразу полегчает». Так и получилось. Просфору берегла десятилетия. И когда родила дочку в 35 лет, последнюю частичку от нее отдала ей ради спасения. В год она умирала от двухстороннего воспаления легких. Врачи разводили руками. И я забрала дочь из больницы, уехала домой на свой страх и риск, возложив все на волю Бога. Чудо свершилось – дочь выжила. И я долго потом вспоминала иеромонаха Варфоломея. После его смерти тот дом ограбили. Иконы бесследно исчезли. Но память о краснослободском старце еще жива в наших сердцах. Мы часто навещаем его могилку на старом кладбище. Люди ее убирают, приходят к нему за помощью, долго рассказывая о своих бедах и несчастьях, прося о помощи. Перед центральными вратами за оградкой стоит большой деревянный крест, на котором выгравирована последняя его просьба к потомкам: «Помолитесь Христа ради о рабе Божьем иеромонахе Варфоломее». Рядом с ним похоронена и монахиня Аркадия, что долгое время лечила краснослободчан с помощью молитв Богу.

Вторая встреча с прозорливым священнослужителем у меня состоялась уже в Саранске. Я задала конкретный вопрос отцу Иоанну по поводу своего вторичного замужества, и он практически повторил слова отца Варфоломея. На этот раз я услышала предопределение, посвятив себя служению Богу. Позже мы ездили к отцу Иоанну уже в Колопино. Особо запомнилась одна его праздничная служба. Был жутко жаркий летний день. Храм еще не был убран, царило запустение. Тогда только еще начинались богослужения. Картина такая. С батюшки пот градом течет. Народу много, яблоку негде упасть. Все еле стоим на ногах. Давка. Ропщем. Со всех сторон народ ехал креститься, и стар, и млад. Огромные очереди к большой купели. Он всех крестит. Ведь нередко происходило, когда парни или мужчины, в последний момент, стеснялись вместе креститься, так батюшка это понимал: их потом индивидуально крестил. И при этом не было ни напряжения, ни недомолвок, наоборот, радовался, весь преображался - светился необыкновенный светом, и служил во славу Божию. Изумительный человек. Все годы знакомства меня больше всего его лицо удивляло, как икона светилось. Это не передать словами. Добрые, ласковые глаза, улыбка, и тихое радостное ощущение счастья у всех, кто находился с ним рядом. Стыдно, конечно, было. Мы уставшие, препираемся друг с другом, а посмотрим на его службу шестой час подряд и вопросы задаём: откуда он черпает силы, когда крестит такую огромную народную армию? А ответ сам приходит: человек пребывает в полноте Духа Святого, а потому и божественную силу имеет. Об этом с мамой говорили в таких поездках, когда делились впечатлениями.

Со временем вслед за ним устремились мы и в Темников. Много ездили в монастырь. И получали очередные подтверждения откровений свыше. У дочери было уплотнение в груди. Хотелось излечиться. День выдался хороший, а народная очередь огромна. Заняли свое в ней место. Потом на вечернюю службу пошли. После нее все священнослужители вышли из алтаря двумя рядами по левую и правую сторону. Всеобщее внимание было обращено на лица священников, и ведь правду говорят, что все познается в сравнении. У всех лица, как лица – обычные, а у схиигумена Иеронима – светящийся лик праведной души. Не спутаешь. После службы опять заняли место в очереди возле келии. Он принимал сразу же после службы, без какого-либо отдыха. На часах был первый час ночи, а он все беседовал, молился с людьми. Мы попали к нему последними. Посмотрел на нас, взял масло из лампадки, помазал больное место, а потом вместе мы встали на колени и помолились Богу. Дал наказ с утра пораньше еще раз к нему прийти. Мы постучались в четыре часа, а он уже читал Акафист Иисусу Сладчайшему, словно не спал ночью. Снова совместно помолились, а потом рекомендовал обязательно ездить и воду пить, купаться в святом источнике Николая Чудотворца в Старом Синдрове, мол, родник там большую целебную силу имеет. Дал твердый наказ - про мать-церковь никогда не забывать, не бросать ходить в храм, а то худо будет. Дочери посоветовал на регента поступать учиться.

Через время от болячки и след простыл. Дочь, окончившая школу с золотой медалью, поехала в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру поступать на регента. Там прозорливый старец Наум полностью подтвердил слова отца Иеронима, дав только совет остаться у них сразу, перед поступлением обязательно месяц пожить в монастыре. Но дочери не захотелось трудностей, остаться на испытании. Наставления старцев, даже как послушание не выполнили. И свой путь потеряли. А когда это происходит – вся жизнь идет кувырком. Получается, понимаешь весь промысел Божий только на закате лет, когда все уже случится и произойдет. В замужествах счастья не было. Не пошла по уготованному пути и дочь, хотя на клиросе пела. Господь дал все – и здоровье, и внешность, и ум, и таланты, а мы не использовали по прямому назначению. Вот что значит ослушание. Так что вопрос о том, как узнать волю Божию, относительно себя, пожалуй, один из самых важнейших в нашей жизни, так как является наиболее точным и верным мерилом, как нам поступать. Цель христианской жизни состоит в обретении Духа Святого, условия для этого - трезвление души и духа, чистота плоти, а его средства - пост, молитва, добрые дела. Бог близок каждому и лишь по самоволию, всеобщей хладности к вере, люди теряют способность видеть Бога и распознавать истинные явления Святого Духа».

Комментарии излишни, учитывая, что все учатся на своих ошибках... Одно понятно из рассказов краснослободчан: обращаясь за ответом к старцу, ответ не должен обернуться простым интересом, он накладывает обязательство исполнения. Общая статистика такова. У тех, кто испрашивая совета, брал благословение, но поступал по-своему, ничего хорошего в жизни не случалось. Поэтому мы дополним ответ лишь цитатой одной из проповедей отца Иоанна, когда он краснослободчанам советовал не наслаждаться жизнью, не терять времени на захватывающие пустые хлопоты и суматоху, развлечения: «Нет времени жить – надо душу спасать. Воцерковляйтесь!» Ведь нередко тех, кто оказывался в церкви, забегал в нее в тот момент, когда Господь посещал уже их скорбями, болезнями, невзгодами, смертью близких…Только при таких обстоятельствах и рождалась нерасторжимая молитвенная связь человека с Богом: «Возопих всем сердцем моим к щедрому Богу, и услыша мя…», человек понимал на собственном опыте, что без Бога в жизни сей пути ему нет. С тех пор прошли годы, но драгоценный смысл этих слов не потерялся. Впоследствии схиигумен Иероним всех людей наставлял: «Что бы с тобой ни случилось, ищи причину в себе. Обидели, наказали, заболел, „испортили“ – значит в тебе брешь, – грех твой или твоих родителей, или дальних предков. И первое, самое надежное лекарство – покаяние».


Епитимия

Рассказывает Татьяна П. из Краснослободска:

«Как-то раз знакомые пригласили меня поехать в колопинскую церковь на службу. В то время меня сложно было назвать верующей. Представление о православии имела неверные. Но сила, что вела меня в тот день к настоятелю храма, оказалась огромной. Впервые исповедалась. Признаюсь, тогда я не понимала, что исповедь – это таинство примирения с Богом, когда кающийся в присутствии свидетеля-священника открывает Богу свои грехи и обещает не повторять их, а священник молится о прощении грехов исповедующегося. По сути, у нас больше завязался спор. Я добром не сознавала своих грехов. Вернее, целиком и полностью оправдывала свое поведение, да что там – всю свою жизнь, в которой на все и вся были причины. Не мои. Доказывала, что виной всему – политический строй в стране. Что мне только целое десятилетие преподавали атеизм. Меня сделали такой. В общем, такая пошла полемика. Несмотря на народ, отец Иоанн терпеливо мне объяснял, чтобы не происходило вокруг нас, Бог всегда должен быть в душе – в самом сердце, мы должны оставаться человечными, не забывать ходить в церковь. И все его грамотные доводы, красивые примеры, удивительные рассказы меняли мое сознание. В результате я откровенно открыла свои согрешения. Он наложил на меня епитимью. Я согласилась в качестве нравственно-исправительной меры делать каждый день по 50 поклонов.

Спустя время у меня серьезно заболела мать. Именно эта ее болезнь и привела меня по настоящему к Богу, в церковь. Тогда я уже осознанно поняла, что епитимья – это деятельное выражение нашего покаяния, духовного исправления, по сути, необходимое лекарство для больной совести. Для меня это стало очевидно, когда старца уже не было в живых. И в моей памяти все с большей и большей силой каждый раз стала воспроизводиться наша первая и единственная встреча, весь разговор детально. Я его разбирала как лекцию великого профессора. И мне все больше и больше становилось стыдно за мое тогдашнее мировосприятие, дерзость и самооправдание. Это нельзя назвать ошибками молодости. Что значит покаяться? Изменить образ мыслей и образ нашей жизни. Что такое духовные ценности? Когда идея, смысл Царствия Божия воспринимаются всеми живо и действенно, как программа к действию, чтобы устроить жизнь правильно, по воле Божией?!

Через 30 лет мне захотелось снять наложенную отцом Иоанном епитимью. Попросила об этом священника, а он радостно удивился, сколько много пользы для меня принесла всего одна короткая встреча с таким великим подвижником, спросил: «А тебе тяжело делать эти поклоны?» Я в ответ, мол, возраст, болезни, но пока еще могу выполнять их, как послушание. Он: «Ну и продолжай, ведь оно особенное!» Точно, насколько в памяти свежа первая исповедь и беседа с батюшкой. Набатом бьет мысль о моих заблуждениях. О былом нарушении самой первой евангельской заповеди. Вот так процесс таинства покаяния, что состоит в оставлении тех слабостей, коими мы были побеждены, и в сожалении о них, растянулся на всю жизнь. Хотя мы своими делами и грехами прогневляем Бога, а он в ответ, по естеству своего безмерного милосердия и человеколюбия, всячески преподает случай и способы, дабы нам прийти в чувство и исправить свою жизнь приличествующим и достодолжным образом.


Путь к Богу

Александра П. из Краснослободска:

«Мы начали ездить целой группой в темниковский монастырь, когда в нем был всего десяток монахов. Народная слава вела нас к отцу Иерониму. Лично мне хотелось разрешить вопрос жизни и смерти, справившись с проблемой дочери. Долго беседовали с батюшкой по поводу спасения, а когда я собралась уходить, он вдруг говорит: «Посиди немножко», а сам все пристально смотрит-смотрит на меня и неожиданно заявляет: «Какая же ты больная! Приедешь домой, возьмешь вот эти три лекарственные травы, что растут в вашей местности и будешь пить из них отвар». Объяснил как. Видно мой недоуменный, сомневающийся вид вынудил его вынести вердикт: «Если не выполнишь сказанное, то через месяц умрешь!» После этих слов шло мое послушание. И Господь миловал – беда прошла стороной. И я поправилась, и с дочерью все управилось.

Как нам было к нему не ездить, если он разрешал все наши проблемы?! Неделями жили в монастыре, слушая наставления старца. Все менялось и у нас, и вокруг. Что больше всего запомнилось? Обычно ехали к нему в полном расстройстве, без сил, а рядом с ним всё вмиг забывалось, и мы тут же возрождались душой и телом. Это удивительное состояние духа запомнилось на всю жизнь. Мы окормлялись возле него, как у матери. Многое и другое запечатлелось в памяти. С первого дня встречи с ним я вела дневник, понимая, какую великую встречу даровал мне Господь.

Особое его наставление, оказывающее большое влияние на будущее Краснослободска, касалось возврата трапезных палат Успенского монастыря. Он давал нам рекомендации, мы четко им следовали, как вернуть это здание православным. Однако дело не трогалось с мертвой точки. Мы ходили по инстанциям. Ездили на встречи, но воз не трогался с места. Батюшка все более настаивал на необходимости и важности передаче этого здания. Мы ходили читать Акафист возле него. Нас встречали бранью. В таком упадническом настроении возвращались мы к отцу Иерониму, а он нас в этот ответственный момент, словно специально поджидал на лавочке. Всегда встречал нас в келии, а тут на улице… Мы пересказали ему, как нас гонят, а он все смотрит-смотрит на нас и молчит. Мы снова напираем с вопросами: «Почему так получается, ведь мы все делаем, как вы сказали?!» А он на это кратко: «Так у вас ничего и не получится, любви нет… даже на мизинец. Любите друг друга и горы свернете!»

И в будущем на многие вопросы отвечал, показывая на пальцах руки, как надо жить: «Самую малость любви будете иметь – к людям, делу своему, и все получится!»

Уже перед смертью все время повторял: «Приходите ко мне на могилку, я услышу вас и буду всем помогать»

Рассказы краснослободских старожил и его духовных чад, у которых останавливался батюшка, приезжая в Краснослободск, также удивительно похожи в главной своей сути: «Батюшкино окормление не проходило без следа на человеческих душах. После общения со старцем даже самые властные, гордые и беспринципные горожане, ранее не соблюдавшие границ добра и зла, становились на редкость добрыми, кроткими и смиренными, словно начинали жизнь с чистого листа». Его они уже боялись испачкать темными пятнами, руководствуясь тем, что Бога обмануть нельзя. Поэтому, когда случается, что нас поносят, уничижают, презирают, гонят и причиняют зло как бы незаслуженно, если смотреть с мирской точки зрения, то это попущение свыше в воздаяние наших прежних прегрешений, чтобы мы, прощая другим, получили прощение от Бога за те несправедливости и грехи, которые мы когда-то допустили по отношению к другим людям. Так что надо бы радоваться, а не горевать при подобных скорбях, а мы порой малодушествуем и огорчаемся без меры.


Здесь будет, как в Дивееве

Н.И. Яковлева, художница, иконописец из п.Преображенский:

«Я в то время работала библиотекарем и отца Иоанна, приехавшего в Колопино, больше всего спрашивала о книгах и о чтении, которое во многом предопределяет настроение и мысли человека. Он говорил о необходимости духовного просвещения, но его письменных источников тогда не было, так что мы духовно окормлялись возле таких людей, имеющих мудрость Божью. Впоследствии жизнь еще более тесно сблизила меня с отцом Иоанном. В 1990-1991 годы он много раз приезжал к нам в поселок. Интересное было время, полное неожиданных переворотов и свершений. В память въелся момент, как утром директор Дома культуры категорически заявлял: «Никогда не отдам ДК верующим!», а уже вечером подписывал документы о передаче им имущества. Группы людей осаждали райком, и власть шла им навстречу. Отец Иоанн присутствовал на открытии нашей церкви в честь Александра Невского. Когда-то он считался зимним храмом, а в центре монастыря была еще и летняя церковь с красивыми цветными окнами и приделами в честь Казанской Божией Матери и Иоанна Предтечи. В середине колокольни находилась церковь в честь Николая Чудотворца, а над входными вратами в монастырь – иконы Иверской Божией Матери. Все наши бабушки, родители, рассказывали о дорожках, посыпанных белым песком, по которым важно вышагивали красивые дивные птицы, а также о большом монастырском фруктовом саду за рекой, в который иногда залезали местные жители в поисках наливных фруктов и ягод. Воришек ловили, но не наказывали, лишь заставляли работать – пропалывать плантации посадок. Такие вот истории часто и вспоминались при встречах. Ох, как же мы их организовывали. Сначала посылали в Темников за батюшкой духовных чад на транспорте. Он останавливался в доме у одной монахини в Старом Зубареве. Через время батюшка уже добирался с другими священниками. Он превосходно находил с ними общий язык, были они одного духа. По тому времени у нас сейчас ностальгия. Все-таки всё и везде определяется людьми, на местах важны лидеры, за которыми всем хочется идти, горы свернуть. Батюшка приезжал, народная толпа вслед ему гудела: «Отец Иероним приехал!!!» Кого и когда у нас так встречали?! А как он к людям относился, всего самого себя им отдавал. Жертвовал до остатка.

К приезду батюшки мы готовились. Огромное число желающих, особенно из Краснослободска, желала с ним встретиться. Я лично развешивала по городу на ватманах объявления о датах и месте встречи с батюшкой. В те дни телефон накалялся до предела. От людей приезжавших в монастырь, яблоку не было упасть. Вспоминаю 90-е годы прошлого века, особенно его многолюдные встречи в 97-98 годах, эх, как же он очень-очень сильно был любим краснослободчанами! Никогда и никто не видел его печальным или грустным. В радости пребывал необыкновенной. И народ к нему валом валил. Каждый про свое спешил узнать. И с болями шли. И с проблемами. И он все разрешал. Нагрузка колоссальная. Мне же всегда батюшку жалко было. Никто не думал про его преклонный возраст или усталость, у каждого в глазах только своё. Поэтому про себя решила, что не буду ему докучать, лишь бы рядом посидеть, послушать его. Хотя он сам неожиданно благословил меня писать иконы. Мне достаточно было просто находиться с ним рядом, одним воздухом подышать, в глаза посмотреть. Удивительно, но от него шло ощущение горячей теплоты и необычной, в нашем понимании, любви. Я долго не могла ее понять. Конечно, в книгах говорится, что без любви ничего доброго не сделаешь, и что бывает еще божественная любовь - всеобъемлющая, не ведомая обычному человеку из-за своих грехов, стало понятно только на примере отца Иеронима. Ее проявление - самого высокого уровня любви, когда нет любви лучше, чище, выше любви-агапе, когда любовь не превозносится, не держит зла… Помните? Он получил такой дар от Бога, а мы только должны к ней стремиться и измениться, стать лучше, если, как он, начнем всех любить. И нам надо попытаться прожить жизнь так, как отец Иероним, чтобы получить такую любовь. «Путь к Богу» - эта тема была главной у батюшки. А для того, чтобы сделать первый шаг по нему, ты должен хоть кого-нибудь полюбить. Это первая ступенька. Не думай про батюшкину вершину, идя вверх, хоть кого-нибудь полюби. Весь секрет успеха отца Иеронима - в любви.

Ведь Бог смотрит на сердце человека. Если у людей есть стремление к добру, то оно будет вознаграждено. Забыто главное: вся жизнь, в том числе дальнейшая, о которой так сегодня хотят все знать, определяется нашим духовным состоянием. Все хотят пожить хорошо, и в этом ловушка. Батюшка говорил: «Главное стремление должно быть не к земному богатству, а к Царствию Небесному». Может поэтому он светился всегда. Светильником был в нашей темноте. К нему на свет мы и летели со всей округи. Он, когда даже молчал, просто бросал на тебя взгляд, душа твоя пела. Вы знаете, он ведь постоянно пел. Выйдет после службы, делает дела и поет-поет-поет, прислушаешься, а это церковные песнопения.

Много мы говорили о необходимом возрождении Спасо-Преображенского монастыря. В то время прихожане ездили к епископу с просьбой об открытии монастыря. Сначала он был женский, потом – мужской, и все хаотичные, кардинальные перемены нас беспокоили. Не выдерживая, часто отцу Иерониму задавали вопросы о будущем монастыря. Один раз мое терпение лопнуло. Не выдержав Ералаша, кадровых перестановок, мешающих развитию обители, в сердцах сказала: «Батюшка Иероним, что-то монастырь у нас не идет, не получается ничего…» А он в ответ: «Где святость, там и бес. Большие его нападки на людей». Мы поняли из пояснений, что из-за искушений святое место так медленно восстанавливается. А потом помолчав немного, он, устремившись глазами вдаль, заверил: «В Спасо-Преображенском монастыре будет со временем, как в Дивееве…» По значению, убранству или числу паломников, был его тот сказ, сложно сказать. Комментариев не последовало. Из истории мы знаем, что к нам сюда два раза направляли Серафима Саровского, но он не согласился на переезд. Прошли годы, но пока не прояснилось, когда наша обитель расцветет в своей прежней красе и паломники в нее будут также сильно стремиться. Возможно, в ней появятся мощи какого-то святого, он нам этого не открыл, но утешил и вселил большую надежду.

После его смерти мы постоянно стремимся в часовню в Темниковский монастырь. Там пусто не бывает: люди приезжают со всего мира. И с каждым годом их прибывает все больше и больше. Уверена, что через время, отец Иероним все-таки будет канонизирован. Это ближайший к нам святой. Хотя и без прославления, он уже сегодня для меня человек Божий. Сейчас, кто обращается к нему из духовных чад: «Батюшка Иероним, помоги!», вмиг им помощь оказывается. Молитва к нему быстро бывает услышана. Многое могла бы рассказать про чудеса со мной происходящие, но все это будет выглядеть со стороны фантастично.


Прозорливость

Семья Аброськиных:

«С батюшкой познакомились в начале 80-х, в один из наших приездов к нему в Колопино. Мне было 50. С супругой развелся, у нас с ней не было ничего общего. Анастасии исполнилось 47 лет, вдова. Решились на второй брак, захотели повенчаться и сказали о принятом решении отцу Иоанну. Он ответил: «Николай, зря ты с женой разошелся, вот, если бы ты ее в церковь привел, к Богу, вместе ходили бы на службы, то ты с ее помощью спасся!» Но ничего уже нельзя было изменить. И на повторный брак благословил, даже сам нас венчал. В последующие десятилетия нашей тесной дружбы, глядя на нас со стороны, он не раз повторял, что мы с супругой одного духа. Практически каждые выходные и на праздники вместе ездили к нему в Колопино, Старое Синдрово, Учхоз, а после – в Санаксарь. Например, при совместном пребывании на территории Спасо-Преображенского монастыря, замечал, что батюшка там находится в большой радости. Он постоянно повторял: «Николай, какая же тут благодать, как жаль, что вы ее никто не чувствуете!!!» По настроению он всегда был склонен к духовному созерцанию. Много ли у нас интересных историй, связанных с батюшкой? Скажем одно: необъяснимое и чудесное происходит до сего дня. Например, с Анастасией был такой случай. В Краснослободске, когда только открылся нижний храм, в первую неделю Великого поста, когда читали Канон Андрея Критского, засела ей в голову мысль: «Есть икона Марии Египетской, мне бы такую!» Но о своем пожелании никому не сказала. Спустя время Николай уехал к батюшке в монастырь, тогда он мог подолгу жить у него, в келии между ними произошел короткий разговор. Отец Иероним спросил, глядя на свой иконостас: «Николай, какую бы тебе икону подарить. Тот в ответ молчал, потому что никогда об этом не думал. Батюшка тоже молчал, а потом улыбнулся и сказал: «Как твою супругу, Анастасией зовут?! Тот: «Да!» - «Для нее возьми икону Марии Египетской!».

Часто мы вспоминаем батюшку, когда по его благословению просили у властей отдать трапезные палаты Успенского монастыря, когда в них еще находилась вспомогательная школа. И в Саранск ездили к руководителям республики. И на месте возле стен школы читали Акафисты. Руководство и коллектив школы нас не понимало, гнали, а батюшка на наши жалобные стоны: «Нам, наверное, не отдадут палаты», только успокаивал: «Отдадут перед самым концом! Николай, а ты еще там поработаешь!» Другим духовным чадам неустанно напоминал: «Чего Богу принадлежало, то Его и будет». Прошло много лет, и произошло все, как сказал отец Иероним. Я как-то подошел к Епископу Краснослободскому и Темниковскому Клименту и пересказал ему батюшкины слова о моем вкладе в это дело. Он спросил: «А что ты можешь делать? Приходи и будь дневным сторожем!» С утра до самого вечера, когда шло восстановление палат, я наблюдал за всем процессом образования у нас епархиального управления, о котором давным-давно было предсказано.

Перед смертью отца Иеронима, последняя литургия, которую он отслужил, была на Пасху (он преставился на 69-м году жизни 6 июня 2001 года, накануне причастившись Святых Христовых Таин), я его постоянно спрашивал: «Батюшка, я все думаю, если с тобой, что случится, чего ж мы все без тебя делать будем?» А он отвечал: «Я сам об этом постоянно думаю».

Прошли долгие годы, а мы, словно с живым с ним общаемся, и дома, и в часовне на могилке. Не верите? Вот последний пример. Ездил я в июне 2016 года на день памяти смерти к батюшке. К часовне было не подступиться. Такое впечатление, что вся Россия и зарубежье со своими бедами и несчастьями слетелись для их разрешения к отцу Иерониму. Особенно меня потрясла семейная пара из Сибири, что приехала на машине с двумя маленькими сыновьями, один из которых был еще новорожденный младенец, сильно больной. Как же родители просили батюшку помочь, как говорится, без комментариев. А я смотрю на всех и батюшкины слова вспоминаю, чтобы все мы приходили к нему на могилку, как к живому, и всем он станет помогать. Дошла и моя очередь. Долго с ним разговаривал, все печалился, пеняя на старость, немощь свою, да болезни, что мешают до храма дойти. Уж очень просил его дать мне возможность для движения, в котором вся сила нашего возраста. Чистосердечно так с ним «поговорил», иду к храму, а возле келии отца Иеронима стоит его помощник иеродиакон Амвросий, с которым мы были давно хорошо знакомы. Он видел наши теплые отношения с батюшкой, что были с ним всегда, как родные люди. Так он без слов ушел в келию и выносит оттуда большой футляр, в котором находится сверток. Долго что-то из него распаковывал, вынул клюшку отца Иеронима, с который он пребывал на Афоне, и сказал: «Когда мне понадобится, я себе найду, а тебе сейчас она надобнее». Я расплакался. Вот так батюшка меня благословил и утешил, дав надежду и силы и дальше служить Богу».


Спасение жизни

Рассказывает бывший таксист КС:

«Однажды меня вызвали на дом в Краснослободске, откуда вышел, судя по внешнему виду, очень богатый гость. Он хорошо оплатил мне поездку в Санаксарский монастырь. В пути рассказал свою жизненную историю. «В 90-х – бомжевал. Совсем пропадал. Жил, где попало.Постоянно думал о самоубийстве. Даже делал к этому первые шаги. Потому что не было жилья и работы. Семья от него отказалась. Друзья отвернулись. И как-то раз он случайно оказался в Краснослободске, стоял на большой дороге – голосовал. Остановилась «Волга», в которой сидели священники. Всю дорогу он им плакался, говорил, что жизнь не мила. Один из священников – батюшка Иероним, успокоив путника, взял с него слово ничего с собой не делать – претерпеть все трудности. Мол, это временно, потерпи еще чуть-чуть. Ровно через три года… ты станешь очень богатым человеком. У тебя будет все, что только пожелаешь. Но, когда достигнешь самых больших высот в жизни, никогда не забывай эти трудные дни, как и людей, встречающихся тебе на пути, оставшихся без еды и крова, поддержки близких и знакомых. Иначе - все потеряешь.

Действительно, через три года его жизнь резко изменилась. Этого мужчину занесло в Нижний Новгород, где он стал одним из самых богатых людей. Теперь каждый год предприниматель ездит на могилку к батюшке, благодаря его за спасение жизни, открыв когда-то самое сокровенное его будущее.


Ответы на все свои вопросы

Лидия из Краснослободска:

Я тогда работала в ДОКе. У меня пропали ложки. На 10000 рублей. При цене деревянной ложки в 2 рубля. Представляете объем пропажи? Дома у меня была старинная икона с Серафимом Саровским. Месяц молилась этому святому, чтобы он помог разрешить проблему. Сама никогда на чужое не зарилась. Обратилась к кладовщице, чтобы она пересчитала на складе товар и нашла «пропажу». Она, мол, хлопотное дело, по накладным все так. Поехала я в Санаксар. Батюшка Иероним болел тогда. Келейник не пускал к нему. Я в слезы. Он меня спрашивает: «Болеешь?». Отвечаю: «Нет! Ложки пропали!». Он пошел к батюшке, объяснил ему мою проблему. Отец Иероним вышел и говорит: «Руки!». Я подставила ладони под благословение, он осенил меня огромным, почти в мой рост - крестным знамением. Приезжаю домой и пропажа нашлась. Коллега призналась, что знала о недостаче ложек на складе, был у нее человек, которому она товар передавала, а потому документально все потом пришло в порядок.

Иерей Алексей (Луковский) из Санк-Петербурга:

«Многие из нас в 90-е годы ездили в учхозский монастырь ради встреч с батюшкой. Юный я был тогда, но мне запомнились его беседы о жизни, связи духовного и материального мира. В памяти всплывают его рассказы о клинической смерти человека, когда душа возвращается в тело - оно испытывает перегрузки, как у космонавта. Многие его советы или высказывания сегодня уже общеизвестны. Например, вспоминаются его слова: «Когда читаешь Псалтирь – небеса открываются» или «Где читают неусыпаемую Псалтирь – это как огненный столп до неба». Вообще, на большинство однотипных вопросов людей у него был один ответ: «Читай Псалтирь – и все устроится!»

Из рассказов о себе больше всего на память приходит история батюшки о его непростых взаимоотношениях с начальником, когда отец Иероним еще не служил. Из-за вероисповедания подчиненного к нему со стороны руководства на работе царило непонимание и предвзятое отношение. Однако, спустя годы, все изменилось между этими двумя людьми, стоящими когда-то на разных ступенях служебной лестницы. Их случайная встреча произошла на Пасху. Столкнулись лицом к лицу. Отец Иероним, будучи священником, от души приветствовал своего былого руководителя по-христиански: «Христос Воскресе!», тот растерялся: «А что в ответ нужно говорить?» - «Воистину Воскресе!». Объятия, открывшие в душах обоих великую радость, от упавших оков непонимания, как будто и не было пережито столь много неприятных мгновений, оказавшихся в один миг никчемными и не нужными. Вот так бывает и у многих в нашей жизни».


Мой путь к Богу

Иерей Сергий (Кувшинов), настоятель храма в честь иконы Казанской Божией Матери в Новой Карьге: «Я познакомился с отцом Иоанном, когда он стал настоятелем церкви в Старом Синдрове. Моя тетка Анна служила там храме алтарницей. Батюшка приезжал для исполнения треб и к нам в деревню Демина Поляна. Что тогда нас беспокоило, как всех: куда пойти учиться? Батюшка меня благословил на учебу в Краснослободский совхоз-техникум, а расстроившуюся маму, знающую царивший тогда в молодежной среде микроклимат, сказывались лихие 90-е годы, заверил: «Пусть учится на механика, ведь все равно потом попадет в монастырь». Я, на эти услышанные слова отреагировал согласно возрасту и своим стремлениям: «Батюшка, видно, не в себе». Удивительно, но все сложилось, как он сказал. Год отучился в техникуме, перевелся на заочное отделение, поехал к Владыке, чтобы он меня направил на учебу в духовную семинарию. В ответ последовало направление на послушания в Спасо-Преображенский монастырь. Только через время я поступил в духовную семинарию. Позже ездил за личными наставлениями в санаксарский монастырь к отцу Иерониму. Он был моим духовным отцом. Его прозорливость помогала не оступиться. Например. Для создания семьи батюшка благословил меня молиться святителю Николаю Чудотворцу. Спустя время, благословил нас с будущей супругой и на брак. Потом я к нему ездил уже, как священник. Был молодой и неопытный. Первый год службы для меня оказался самым тяжелым, но именно эти первые шаги до самой своей смерти, мне помогал делать именно отец Иероним. Самые ценные практические советы опытного священника я получил именно из уст отца Иеронима». Подобных историй много, учитывая число опрошенных нами краснослободчан и земляков. Общение с ними произвело на нас неизгладимое впечатление. Не доверять их словам, нет и тени сомнения. Взвешивая каждое слово, они давали отчет каждому своему слову, напрягая память и выбирая из нее самые светлые и нужные мгновения для читателей. Радовались, что их рассказы будут служить источником ценной информации или поводом для размышления другим людям. Ведь и все откровения батюшки до поры до времени были загадкой, ключом к которым было их собственное познание через размышление и прислушивание к себе.


Это мой выбор, ведь я уповаю на Бога

Слово Божие в жизни тех, кто следовал советам старца Иеронима с доверием и послушанием, всегда приносило плод. В доказательство этого достаточно посмотреть на жизнь его духовных чад, последовательную советам, полную духовного назидания. Всем известно: батюшка старался вернуть краснослободчанам старинный, дореволюционный уклад церковной жизни. Каким он был? Зайдите на старое городское кладбище и посмотрите на гравировку на памятниках и крестах краснослободчан. Памятные слова и просьбы отражают весь духовный мир краснослободчан другой эпохи.

В Краснослободске есть и по сей день общинка горожан, по благословению отца Иеронима она читает Псалтирь. В 80-е годы он еще при своей жизни в районе организовал у нас так называемую «двадцатку», как в старинных монастырях. Всем ее участникам были закуплены одинаковые книги, что и прочитываются по кругу. Собирается двадцать человек - по числу кафизм, составляется список, закрепляющий очередность, и каждый день, таким образом, совместными усилиями прочитывается все кафизмы и песни. Естественно, что тот, кто читал в первый день первую кафизму, на второй читает вторую и так далее. При этом каждый из чтецов заранее отдает имена своих близких, живых и усопших, и они поминаются всеми молящимися. Духовная польза такой соборной молитвы большая. У ее истоков была беседа о том, что без чтения Псалтири нет спасения. Вот такая у нас сохраняется 30-летняя краснослободская православная традиция. Может ли сегодня этим похвастаться хоть один из многочисленных приходов в районе? Вряд ли.

Вообще, как много любимых чад батюшки, так и его наказов, из которых каждый делает свои выводы. Например, молодежь в те годы много спрашивала батюшку о спорте. Ничего особо предосудительного в его видах он не видел: «Не важно, каким увлечением будет заниматься человек, ведь многое будет придумано для того, чтобы отвлечь людей от главного - веры и молитвы. А только с ними человек «светильник» везде, где бы и чем-либо он не занимался. Главное - не род занятия или службы, а на совесть послужить другим людям, добросовестно выполняя свои профессиональные обязанности». Одно это уже и есть шаги по правильному пути. Новые доводы? И нужны ли они тем, кто ищет свет в историях наших современников?

Вся жизнь батюшки - ярчайший пример истинного смирения, послушания Богу и следование его заповедям. Он никогда не жалел себя, свое здоровье, жертвуя им ради страждущих людей. Даже болезнь он переносил с удивительной силой духа, до последнего неся свой крест терпеливо, никак не выдавая внешним видом страданий, ведь он даже передвигался с трудом. До последнего выполнял послушание: молился за всех, кто этого просил. Сможем ли мы так отдать себя до остатка другим, совершенно незнакомым людям, а сначала, конечно, утвердиться в правильности первых шагов на пути к заветной цели?!

Обобщая рассказы сельчан и горожан об отце Иерониме, сама собой пришла идея: если разыскать всех краснослободчан, общавшихся с батюшкой, то не составит большого труда по их воспоминаниям воспроизвести «Дневник провинциального священника». Для чего? Он в идеале поведал бы о самом лучшем у нас пасторском служении. Особой миссии на краснослободской земле.

Местные священники, лично знавшие отца Иеронима, отзываются о нем как о радушном, лучезарном человеке, очень любящим службы и простых людей. Говорят, что им, молодым, очень хотелось тогда, как можно больше пообщаться с более опытным коллегой, действительно, прозорливым старцем, в чем они не раз убеждались на практике. Кто-то в разговорах с отцом Иеронимом интересовался его мнением относительно многих спорных вопросов, например, об отношениях с зарубежной церковью и многом другом… Хотелось узнать его личное мнение по темам, волнующим общество на стыке двух веков. Не сказать, чтобы отец Иероним уходил от прямых ответов, но по всему было видно, что многочасовые пытливые богословские споры-дебаты его не интересовали. Не оттого, что малообразованный священник терялся среди коллег, стремившихся блеснуть красноречием. Нет. Не терял времени даром. Хотя мудрости, а самое главное, доступности – понятности его высказываний мог бы позавидовать любой ученый муж. Его контакт и взаимопонимание с людьми рождались мгновенно, благодаря легкости и понятливости, краткости и глубокой сущности высказываний. Живя по Евангелию, он его постоянно цитировал, отвечая на вопросы краснослободчан. Они не дадут соврать: центральное место в своей жизни он поровну отводил церковному богослужению и созиданию душ пасомых. Про церковь он отзывался с любовью: «Радость моя!» Такой же радостью для него были и все приходящие к нему люди. По словам горожан, весь секрет успеха почитания батюшки был в том, что он одинаково относился ко всем людям, независимо от их статуса и грехопадения. Ровно. Просто. Опытно. И все его мудрые советы впоследствии оказывались для всех на редкость действенными. Поэтому на краснослободской земле в те годы он стал живым образцом всех добродетелей. Отец Иероним стремился спасти хотя бы одну душу, потому что сам обрел мир с самим собой. Помните слова духоносного подвижника и миссионера ХХ века иеромонаха Серафима (Роуза): «Православие именно поэтому-то и живо, что светит другим и не имеет нужды в учреждении “миссионерского отдела». Годы жизни и служения в нашем районе отца Иеронима – это пример массового миссионерского охвата, личного подвига добросовестного батюшки. Поэтому лучшей рекламой православной жизни тогда стал его личный пример отношения ко всему и всем, и вся. То была подлинная миссия в традиционном церковном понимании, высоко поднявшая духовную планку – самим быть носителем благодати и святости.

На жизненном примере отца Иеронима легко понять, что главной целью и предназначением человека, является его освящение. И наставление Божье «будьте святы» не подвластно времени. Оно адресовано всем, кто верит. И когда кто с верою во Христа, с терпением, со смирением и любовью поднимает свой крест в этой временной жизни, Христос всем может дать возможность освятиться.

Это доказали многие великие люди, получившие благодать Христа в наши дни. Господь и выдвигает таких подвижников, чтобы мы полагались на них и брали с них пример. Многие думают, что только монахам и отшельникам легко достичь освящения и обожествления. Путь к святости труден, но не невозможен. Обе дороги и монашество, и брак ведут к святости. Каждый имеет свои трудности, проблемы, ловушки дьявола, но и свою красоту, сладость и невидимые духовные моменты. Первое условие – стремиться к непоколебимой вере в Бога. Второе – терпение скорбей, перенесение трудностей, бедности, болезней, искушений, не выражая неудовольствия, но, благодаря и славя Бога. Плюс - смирение. И венец всего этого, как у отца Иеронима -любовь к Богу и к ближнему.

И зря думают те, кто считает, что подлинных светильников благочестия в наши дни быть не может. Они были и сейчас есть. Просто сегодня православные люди ищут и желают другого. Их увлекают яркие, харизматичные личности, которые очень популярны в народе и могут шокировать крепкой фразой или каким-нибудь эпатажным поступком. А святость всегда застенчива, целомудренна, тиха, она боится шумных перекрестков и людской молвы. Так было во все времена.

Краснослободчане нередко вспоминают слова своего духовного отца: «И храмы скоро все откроют. И купола позолотят, но в людях уже того огня молитвы не будет!» И вдогонку: «Придет время, и вы будете искать себе батюшку, но найдете ли его, а также церковь, где вам исповедоваться и причаститься?!» Трактовка на это может быть разной. Но есть и такая правильность суждений, что судьба народа и страны зависят от молитвы и чистоты жизни священнослужителей. От их благочестия, благоговения... А еще, что состояние экономики и других сфер жизни людей страны, региона или города, отдельного села зависит от их трудолюбия, честности, порядочности - от нравственности.

Мы вступили в год столетия трагических событий в истории нашего Отечества. В 1917-ом начались массовые закрытия храмов, поругание святынь, умерщвление духовенства и верующего народа… Эти трагические страницы были неслучайны. Сейчас мы также несем ответственность за то, чтобы никогда больше не повторилось в нашей истории богоотступничество, чтобы возрождалась вера в сердцах людей и восстанавливался облик Святой Руси. На примерах своих соотечественников надо укреплять свою собственную веру и веру в сердцах наших близких.

Ведь вышесказанная жизненная история не столько про хорошего батюшку, великого угодника Божьего, а и про нас - краснослободчан. Краснослободское общество меняется на глазах. Люди ходят мимо храмов, находясь в губительном угнетенном и нередко потерянном состоянии. Болезни. Ранние смерти. Повальная неудовлетворенность бытием… Царит такая апатия, что хочется задать вопрос: сохранился ли наш народ, его душа?! Действительно, правы были великие, когда предрекали время, когда не гонения, а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога и погибнет куда больше душ, чем во времена открытого богоборчества. С одной стороны, будут воздвигать кресты и золотить купола, а с другой — настанет царство лжи и зла… Поэтому нам, узнавшим, что в Оптиной пустыне сейчас пишется очередная летопись об отце Иерониме, захотелось заполнить большой пустующий пробел в биографии знаменитого старца. Ведь его приход на краснослободскую землю оставил заметный след. Оборачиваясь назад, вспоминая замечательные истории из нашей жизни, мы призываем смотреть вперед, на тех, кто служит рядом с нами. Надо ценить своих приходских священников! Пора учиться жить личной ответственностью перед Богом и его церковью. Жить и учиться находить православный путь мирянина. В сегодняшней суматохе дел большинство краснослободчан «бежит» мимо храма? Приходы немногочисленны. А ведь церковь - это не только священники, но и миряне. В памяти почему-то всплывает картинка приезда в Колопино третьего секретаря райкома с целью закрыть церковь. Подминая под себя живую «стену», главный идеолог района с «боем» продвигалась по паперти по спинам и головам людей, чтобы занять притвор храма. Не получилось.

Прихожане отстояли свое право на свободу выбора, уповая на Божью волю. Вот образ духовного возвышения 80-х и 90-х, на котором тогда находилась церковь и ее люди среди окружающего мира, как Царство не от мира сего. Яркое доказательство неоспоримой аксиомы, что «белые платочки» спасли церковь в России во время гонений. Но то поколение церковниц уже у Бога, а оставшихся представительниц просят уже о ненавязчивости. Чтобы не оттолкнуть новое поколение краснослободчан. И научить их улыбаться, радоваться жизни и не быть нервными и пугливыми, ведь всё, что они знают на самом деле: «над небом голубым есть город золотой». Вот в поход к этому Небесному Граду, Небесному Иерусалиму мы, представители нового поколения, помнившего о своих корнях, и собрались. Нам с вами по пути? Церкви, может быть, более всего не хватает сегодня людей, способных профессионально работать в светских структурах, но с православной мотивацией. И ориентиром всегда и во всем пусть для нас будут слова отца Иеронима: «Жить надо по вере Христовой. Без воли отца Небесного ничего с нами не бывает. У Бога ошибки не бывает, Господь за грехи вам все происходящее попускает… Устал от скорбей? Не греши! Хочешь доброй жизни себе и детям, живи по заповедям Христовым!»


Цитата по поводу

Недавно слова знаменитого голливудского канадо-американского актера, продюсера, режиссера Киану Ривза «взорвали» социальные сети всего мира: «Я не могу стать частью такого мира, где мужья одевают своих жён как женщин лёгкого поведения, выставляя на показ всё то, что должно быть сокровенным. Где нет понятия чести и достоинства, и на слова людей можно ссылаться только тогда, когда они говорят "обещаю". Где женщины не хотят детей, а мужчины не хотят семьи. Где сосунки считают себя успешными за рулем отцовских машин, а любой кто имеет хоть немного власти пытается доказать вам, что вы ничтожество. Где люди лицемерно заявляют, что верят в Бога с рюмкой алкоголя в руках, и с отсутствием малейшего понимания своей религии. Где понятие ревности, считается постыдным, а скромность - недостатком. Где люди забыли о любви, а лишь ищут наилучший вариант партнёра. Где люди ремонтируют каждый шорох своей машины, не жалея ни денег, ни времени, а сами выглядят настолько убого, что только дорогая машина может это скрыть. Где парни пропивают родительские деньги в ночных клубах, кривляясь под примитивные звуки, а девки в них из-за этого влюбляются. Где М и Ж уже давно не различаются и где всё это вместе называется свободой выбора, но тех кто выберет другой путь - заклеймят отсталыми деспотами. Я выбираю свой путь, жаль только то, что я не нашёл такого же понимания у тех людей, в которых больше всего его искал..." А вы?


Источник: kc13.ru

Объявления
У вас есть статьи, документы и фотографии о Старом Синдрове? Присылайте их на info@st-sindrovo.ru
Опрос
Как Вы узнали о нашем сайте?
Голосовать